• Конюшня в стиле «Битлз» на Крепостной площади ПетропавловскаЧитать далее
  • В сёлах на севере Казахстана выявили приписки поголовья скота ради субсидийЧитать далее
  • Аким СКО поручил решить проблему с очередями в поликлиниках ПетропавловскаЧитать далее
  • На севере Казахстана люди жалуются на нехватку льготных лекарствЧитать далее
  • На севере Казахстана произошли кадровые перестановки и назначенияЧитать далее

Антонина Казимирчик

Казахский хан в русской Калуге

«Историки называли Арынгазы Абулгазы-улы (Абулгазиева) единственным честным и бескорыстным казахским правителем, действительно думавшим о народных интересах. Его любили так, как это не снилось ни одному из казахских правителей XIX века. Хан пытался собрать казахов в государственное объединение — ханство под протекторатом России — и уделял много внимания безопасности русских и бухарских торговых караванов. За свои заслуги перед Российской короной Арынгазы был награждён золотой медалью, украшенной алмазами».

Так написал совсем недавно о казахском хане калужский журналист А.Урусов в статье с не очень, на наш взгляд, политкорректным названием: «Казахский султан умер от калужского кваса».
Если все так, почему же Арынгазы Абулгазы-улы был отправлен в ссылку, такую далекую от его родных мест — в эту самую почти подмосковную Калугу?

 

«В XVIII-XIX веках в Калугу ссылали царских особ: крымского хана Шагин-Гирея и казахского султана Арынгазы Абулгазиева», — эта фраза бросилась в глаза в одной из статей об этом старинном русском городе. Надо же – «казахские царские особы» в Калуге! Впрочем, Казахстан хотя и не вызывает нынче так много разных политических эмоций, как Крым, но территория Старшей, Средней или Малой орды была больше, чем любое царство той поры. А их правители вполне могли именоваться царскими особами, хотя их титулы и назывались иначе.


О Калуге нынешней часто можно слышать завистливые высказывания жителей соседних городов: ах, как там бережно относятся к памятникам древности! Какая в городе чистота-красота! Там на автозаводах собирают автомобили «вольво» и обеспечивают работой горожан! «Калужский мечтатель» Циолковский людей, думающих о работе и хлебе насущном, интересует меньше. А зря! Именно его имя и музей в сохранившемся домике, где жил когда-то простой учитель, привлекают в город туристов, а это тоже работа и деньги — разные кафе, гостиницы, обслуживание, что приносит доход в любой стране. А тут Музей космонавтики, первый камень в который заложил сам Гагарин! Турист в музей косяком валит.
Как чеховские три сестры о Москве, я стала мечтать о Калуге. А вдруг там сохранилось что-то от того времени, когда в городе жил с семьей земляк — казахский султан Арынгазы Абулгазиев? В Калугу! В Калугу! Она же совсем рядом – какие-то 100 км от нынешнего моего места жительства. Час — полтора на машине! И до Москвы от нее столько же. Наконец, у детей образовалась пауза в работе, и мы мчимся в Калугу, в эту Мекку туристов. Там столько интересного, но нам сегодня нужен только султан Арынгазы!
По дороге, начитавшись в Интернете статей карагандинского историка Радика Темиргалиева, трещу попутчикам, какой умный был хан, какой порядок он навел в Малом жузе, как вешал разбойников без суда и следствия, как любил его народ…

— И разбойники любили? Которых вешал? Они ведь тоже часть народа. Просто кушать им почему-то хочется, а нечего. Вот и выходят на большую дорогу, — подначивает водитель. – Небось, власть султаны поделить не могли и писали доносы друг на друга самому царю?

Я умолкаю, понимая, что в какой-то мере так оно и было. Междоусобицы в начале ХIХ века сотрясали не только наши края. Пролетающие мимо небольшие городки, ныне тихие райцентры, — это бывшие грозные крепости, охранявшие Москву от набегов крымских татар, литовцев и от своих «сепаратистов», рвавших страну на части. Деревянные укрепления, как и калужское, почти все давным-давно сгорели в пожарах войн или были растащены на дрова.
Так уж сложилось, что, как подметил в одной из своих статей Олжас Сулейменов, «историки охотнее описывают войны, прошлое народов в их интерпретации – это бесчисленные боевые походы и многовековая вражда с соседями». Поэт предложил «восстанавливать летопись Мира в противовес летописи Войн». Многие умные историки на Западе давно занимаются изучением материальной истории человечества, которая состоит не из одних войн. Ведь есть же еще торговля, промышленность, строительство городов, образование, культура, религия и много еще чего хорошего, о чем стоит говорить. А мы все еще воюем, делим людей на красных и белых, чужих и наших, словно все это происходит сейчас. Впрочем, всякое случается и ныне…


Местом ссылки Калуга, почти ровесница Москвы, была издавна. Еще в 1786 году «на положении почетного пленника в ней жил последний крымский хан – Шахин-Герай» (это имя пишут по-разному). Непонятно только, почему его называют пленником? Ведь он, в отличие от непокорного казахского султана, потерпев поражение в войне, сам отрекся от ханской власти в Крыму, переехал в Россию и жил в Калуге спокойно — «с гаремом и челядью», а как только перебрался в Турцию, сразу лишился головы за «пророссийскую политику».
Одна из памятных досок украшает трехэтажный особняк, известный в городе как дом Шамиля. Сам имам в огромной папахе красуется на стене. Теперь там музей оружия. А в нем — опять война! Вечная кавказская. Русско-турецкая. Десятки междоусобных.
О неутомимом воине и имаме Шамиле, есть рассказ В. Пикуля. Он о том, как Шамиль со своей многочисленной семьей пребывал в этом же городе уже после хана Арынгазы — в 1859–68 гг.. Именно из Калуги плененный предводитель мятежных горцев уехал на Украину, откуда оправился в хадж в Мекку, где и отдал Аллаху душу. Но многие его родственники и слуги скончались в Калуге, в основном, женщины от чахотки, и похоронены на Лаврентьевском кладбище.


Нашего Арынгазы-хана Валентин Пикуль не увековечил, и дом, где он 10 лет прожил в ссылке тоже не сохранился. Есть лишь в Калужском музее оружия стенд, посвященный ссыльным вообще и нашему земляку в частности. Изредка о них вспоминает местная пресса. Информация в них примерно одинаковая.
«В XIX веке более десяти лет в Калуге отбывал ссылку султан, внук кокандского хана Каипа, один из претендентов на власть в казахском ханстве Арынгазы-хан (Абулгазиев).
В 1816 году казахи избрали Арынгазы ханом Малой Орды. Он пытался управлять ими по типу среднеазиатских ханств. Царское правительство Александра I не захотело признавать власть нового хана, приверженца мусульманской культуры, опасаясь его сильного влияния в Казахстане…». ( Ворчу: Ага! В Калуге, видно, считают другие казахские ханы того времени уцелели потому, что были «приверженцами христианской культуры»).
«В 1821 году Арынгазы обманным путём вызвали в Санкт-Петербург, где приняли в азиатском департаменте министерства иностранных дел. Целых два года он просил аудиенции у царя. В северной столице его арестовали и в 1823 году сослали вместе со свитой в тихую провинциальную Калугу. Вместе с ним отправились: султан Ильджан, старшина Бей-Юсуф, переводчик Рахметулла-Муртазин и татарин Рахмотуллин. На комфортное содержание Арынгазы со свитой (в ней были и женщины) калужская казна выделяла ежегодно по 18 000 рублей серебром. (Декабристам и ссыльным полякам Петропавловске в то же время давали по 114 руб. 28 ¼ коп. в год на семью).

«Хану было разрешено покидать Калугу и ездить в Москву, чем он не воспользовался.
Наш город хану понравился, особенно ему полюбился театр. Казахский пленник часто ездил на охоту в калужский бор и катался зимой на санях…».

Единственное неудобство жизни хана в Калуге: «в Орде у него осталось пять жён, но царь Николай I так и не дал ни одной из них разрешения воссоединиться с мужем, сколько они ни просили». Царю, видимо, хватило головной боли от жен декабристов. А тут еще казашки решили последовать их примеру.
Дотошные архивисты Калуги недавно опубликовали два ранее неизвестных документа. В одном говорится, что вместе с ханом жили две его жены, а в другом упоминается, что к нему приезжала вторая жена — Кенже Пиралиева, но вернулась домой, где управляла богатым хозяйством не хуже мужа.
С женами вообще загадочная история. Сколько их оставалось в Орде, кто приезжал в Калугу, а кто постоянно находился вместе с изгнанником, не сразу разберешься. Сейчас подготовлена к печати переписка Арынгазы-хана с Кенже Пиралиевой. Возможно, из нее можно будет узнать что-то новое о том времени.
Еще одна цитата из другого калужского документа: «Не выдержав разлуки, в мае 1829 года Арунгазы женился на 16-летней дочери богатого московского купца — татарке Медине Хасановой. Из казны на бракосочетание царь выделил 2 тысячи рублей. В Калуге у хана родилась дочь Фатима».


Значит, ссыльный хан все-таки бывал в Москве? Иначе, где бы он смог познакомиться с невестой? Правда, свахи существовали всегда.
Арынгазы-хан умер 24 августа 1833 года от начавшейся горячки из-за воспаления лёгких. Ему было всего 50 лет. Как пишут калужане, однажды «после охоты в окрестностях города хан выпил целый графин холодного квасу из погреба и простудился». Похоронили хана скромно: на калужском Пятницком кладбище, за старообрядческим участком, а не на магометанском. Городские чиновники «побоялись массовых поклонений мусульман». Далее говорится: «Вдова хана уехала в Москву, Ильджан — в Орду, а Рахметуллин в Оренбург». Как видим, о женах здесь ничего не говорится. Есть другие сведения, что Медина Хасанова после смерти мужа переехала не к отцу в Москву, а в казахскую степь, где вышла замуж за султана Внутренней орды Суюнучгали Жаналиева.
«Так удалось сначала избавиться от влиятельного хана, а затем и отменить ханскую власть в будущем Казахстане», пишут современные историки и даже школьные учебники. Мне тоже сначала хотелось рассказать читателям про каждого из ханов – сподвижников или противников Арынгазы. Кто из них был «умный, высокий красивый с густой черной бородой и любимец народа» — это, естественно, сам хан Арынгазы. Кто страдал старческим маразмом, был подкуплен губернатором и писал кляузы царю от имени всего народа, а кто «совсем не занимался делами, а только лежал в юрте в шелковом чапане с соболями, пил кумыс, сочинял кюи и пел их». Объединяет всех одна черта: все они были родственниками, но соперничали, жаловались местным губернаторам и в Петербург друг на друга. Однажды попытка ханов договориться о будущем народа превратилась в битву, которую удалось прекратить только выстрелами казаков из пушки.
Как только ослабевал один глава клана или проигрывал битву, на него тут же набрасывались другие и грабили его аулы, угоняли скот. Так было и с Арынгазы – ханом после того, как он в 1820 г. проиграл битву с хивинцами. В плен попали даже мать и брат Арынгазы. Кроме того, хивинцами было убито около 350 человек и уведено около тысячи женщин. В документах говорится, что тогда было разграблено другими ханами (его же родственниками!) 1000 его аулов. Цифры сомнительная, но характерная. Как всегда, пострадал простой народ. У казахов было отнято несколько десятков тысяч голов скота и другого имущества.
Этот разгром был одной из причин того, что Арынгазы оказался в Калуге. В 1821 г. хан Арынгазы он был вызван в Петербург «для изъявления милости» государя. Там он действительно был награжден золотой медалью, украшенной алмазами. Ему было назначено жалованье в 500 рублей ассигнациями. И сразу после этого хан был обвинен в обострении отношений с Хивой и отправлен в почетную ссылку.
Однако дело было еще в том, что не только в Казахстане, а во всей Российской империи готовились административные реформы. М.Сперанский пытался создать единую структуру управления страной по западному образцу. В Казахстане взамен ханств появились волости и уезды, новые типы судов. Но это преобразование шло с трудом даже в старых регионах России, а уж в Казахстане и вовсе.

Не особенно надеясь обнаружить следы пребывания в Калуге знаменитого земляка, мы все-таки обошли старую часть города и убедились, что Калуга по праву считается одним из красивейших старинных городов средней полосы России. Здесь прекрасно сохранилась ее историческая часть с изумительными древними храмами и купеческими домами 18-19 веков, которые явно видел хан — пленник. Купеческие особняки, очень похожие на петропавловские, театр — украшение города. Точно неизвестно, в каком из домов жил опальный султан. Но он явно проходил по знаменитому Каменному мосту, переброшенному через огромный овраг, соединяющий две части города – купеческую и мещанскую, что тоже напоминает петропавловское разделение на казачье Подгорье и купеческие улицы на горе. Этот крупнейший в России виадук тогда уже существовал лет 40. По нему когда-то ездили на лошадях, а сейчас мчатся грузовики и легковушки, хотя этому грандиозному сооружению более 200 лет. По-прежнему великолепен и Калужский областной драматический театр, входящий в шестерку старейших театров России. Его любил посещать опальный султан, возможно, вместе с молодой женой.


Все здания отреставрированы и выглядят как новенькие, но это всего две-три улицы. Почти такими видел их и опальный султан. Здесь он мог встретиться с Пушкиным, который в 1829 году по дороге на Кавказ заезжал в Калугу. Да и имение жены поэта Полотняный Завод, где он бывал, недалеко от города.
Лазаревское кладбище, где был похоронен хан, сохранено. Во времена Арынгазы оно находилось в двух верстах от города, а сейчас оказалось почти в центре его. С первого взгляда ясно: найти здесь могилы начала 19 века едва ли удастся: кладбище, огромное, заросшее деревьями и кустарниками. Около храма сохранены старинные памятники, в основном служившим здесь священникам или чем-то необычные. Здесь же сразу обращает на себя внимание фамилия Чижевских на нескольких памятниках. Под ними похоронены родные известного ученого, автора идеи космизма, сподвижника Циолковского. Волной репрессий знаменитый калужанин был занесен в наш Казахстан: Карлаг, Степлаг, поселение в Караганде… 20 лет жизни вдали от родного города! Сейчас в Калуге, где он работал до ареста, существует научно-мемориальный и культурный центр А. Л. Чижевского. «Бывают странные сближенья», сказал поэт. Циолковский, Чижевский, космизм, космодром, Казахстан, Байконур, Калуга – все так переплетается!


Память об Арынгазы — хане растворена во времени и никак не увековечена. На мусульманской части мемориального комплекса — обычные стелы с выдержками из Корана, но все более поздние. Сначала трудно понять, почему мусульманских могил так много в русской Калуге. Оказывается, в разное время в этом городе грустным эхом отзывались военные события. Здание на самом краю некрополя, где сейчас нечто вроде советского Дома пионеров, в ХIХ веке было госпиталем. Сюда еще в русско-турецкую и в первую мировую войну поступали раненые и больные, в том числе, пленные турки, почему-то исключительно сирийского происхождения. Они сотнями умирали в непривычном климате от ран и болезней. Их хоронили в братских могилах почти рядом с госпиталем. Где уж тут найти могилу казахского хана, похороненного почти 200 лет назад!


По аллеям, между памятниками разных эпох, пробираемся к выходу и попадаем на грандиозный воинский мемориал, на котором похоронено более 4000 погибших в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг. И это только павшие в боях за город, а есть еще братские могилы в каждом городке области, в каждом селе.
Читаем имена, занесенные на памятные доски. Большинство фамилий славянские, но много и напоминающих казахские. Вот только самые первые из них: АБДУРАХМАНОВ Базбек (? – 10.04.1943), красноармеец, призван: Абаевский РВК Семипалатинской обл. Казахстана, умер от ран: г.Калуга. АБДУРАХМАНОВ Хайбрагим (1910 – 08.06.1942), кр- ц, род.: Казахстан, Чимкентская обл., Кировский р-н, сз «Пахарь – Арал», умер от ран: г.Калуга. АБЕЛЬДИНОВ Бейсекан (1905 – 10.09.1942), кр -ц, призван: Кургальджинский РВК Целиноградской обл. Казахстана, умер от ран: г.Калуга. АБЖАЛОВ Абдулахат (? – 29.03.1943), кр- ц, 2751 ЭГ, призван: Бугунский РВК Чимкентской обл. Казахстана, умер от ран: г.Калуга. АБИДАЕВ Журобек (1906 – 17.04.1943), кр-ц, призван: Пахта-Аральский РВК Чимкентской обл. Казахстана, умер от ран: г. Калуга.

На каждом камне – сотни фамилий! Сколько жизней уносит любая война! Сколько бед приносит! И совершенно неважно, когда она была – в начале 19 века в степях Казахстана или более сотни лет спустя в Подмосковье. Последствия почти те же – разруха, голод, смерть воинов и ни в чем не повинных людей.

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск



Система Orphus
Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Система Orphus.

Один комментарий на «“Казахский хан в русской Калуге”»

  1. И. К.:

    Фотография первая — это Боровско-Пафнутьевский монастырь, в 70 км от Калуги.
    Фотография последняя — Церковь Казанской Иконы Божией Матери в городе Малоярославце, в 60 км от Калуги.

Добавить комментарий

Войти с помощью:



Возможно вас заинтересует:

Конюшня в стиле «Битлз» на Крепостной площади Петропавловска

Конюшня в стиле «Битлз» на Крепостной площади Петропавловска

Этот небольшой старинный домик, притаившийся на Крепостной площади Петропавловска, еще очень неплохо выглядит. В нем […]

Далее
Подозрительное общежитие обнаружили в Петропавловске в 1913 году

Подозрительное общежитие обнаружили в Петропавловске в 1913 году

В доме крестьянина Воробьёва по Ям­ской ул. уже несколько лет организовано и постоянно разрастается общежитие […]

Далее
Улицу Конституции Казахстана в Петропавловске предлагают включить в сакральную карту

Улицу Конституции Казахстана в Петропавловске предлагают включить в сакральную карту

Встретить земляков-казахстанцев в любом регионе России – пара пустяков! Только в одном 100-квартирном доме большого […]

Далее
Местная жизнь. Цветы грехопадения

Местная жизнь. Цветы грехопадения

Собрание членов коммерческого клуба, на котором был рассмотрен договор на 10-летнюю аренду клубом городского сада. […]

Далее
© 2003-2017 | Северо-Казахстанская областная газета "Петропавловск Kz".
Свидетельство о постановке СМИ на учет № 14230-Г от 04.03.2014 г.
Выдано Министерством культуры и информации Республики Казахстан.
Сайт входит в информационную систему REX | All Rights Reserved.
© 2015 | Разработка сайта Arkona Press

Яндекс.Метрика
Besucherzahler single Russian women interested in marriage
счетчик посещений
Траст pkzsk.info
Настоящий ПР pkzsk.info
pkzsk.info Alexa/PR
Seo анализ сайта
ВверхВверх