|
9 122 |

На просторах Северо-Казахстанской области обнаружилось существование деревень-призраков. Одна из них ещё имеет небольшое количество жителей, но уже пять лет считается упразднённой. Вторая же, наоборот, существует и на карте, и на дорожных знаках обозначается, и жители её как будто на отчётные встречи акимов приходят…. Только вот в селе нет ни одной живой души, сообщает корреспондент Петропавловск.news.

Совершая «турне» по просторам Северо-Казахстанской области, сотрудники редакции увидели своими глазами, как умирают сёла, которые могли бы развиваться. Судьбы двух старинных сёл из разных районов области демонстрируют отсутствие единого подхода властей к реанимации или же консервации таких неперспективных населённых пунктов.

Село упразднили, а про людей забыли?…

Село с красивым названием Богатое располагается в Жамбылском районе Северо-Казахстанской области. Ранее оно входило в состав Железинского сельского округа. Село Богатое ликвидировали в 2013 году. Округ поменял своё название и стал именоваться Пресновским. В его состав вошли сёла Пресновка, Островка и Железное.

В Богатом, по сообщению Википедии, в 1999 году проживало 204 человека. Через 10 лет, в 2009 году, здесь было чуть больше 90 жителей. Теперь же здесь осталось, по данным акимата сельского округа, – 18…

Всё бы ничего – всему приходит конец, и сёла этому не исключение. Только вот в этой истории есть одно большое НО: село-то упразднили, а о людях почему-то забыли позаботиться, оставив их здесь — на растерзание нищете, скуке и безысходности…

Если бы мы сами не увидели, никогда бы не поверили, что такое может быть на самом деле. Представьте, село существовало больше 100 лет, и вдруг его взяли и упразднили. Причиной этого решения властей стало небольшое количество оставшихся жителей. Их, согласно здравому смыслу, из упраздненного села должны были переселить… Но невзирая на безработицу и на отсутствие всех благ: дорог, водопровода, инфраструктуры, магазинов, аптек, медпомощи – всего, что необходимо для нормальной жизни, жители не покидают родные дома. Большинство из них признаётся: было бы на что уехать, сделали бы это, не задумываясь.

Историю Богатого рассказала местная жительница — уроженка села 82-летняя Раиса Яковлевна Тамбовцева. Громкое название этой деревне подарило благосостояние её первоначальных жителей.

— Народ здесь жил богато. Много жителей было. Занимались они земледелием, животноводством, торговлей – было много купцов до революции, — рассказала пенсионерка.

По словам Раисы Яковлевны, в былые времена село состояло из 998 дворов. Была большая школа, больница. Природа покоряла своей красотой и давала возможность трудом зарабатывать на безбедную жизнь. Вокруг села раскинулись лесные угодья, степи для пахоты, в распоряжении сельчан — три озера неподалёку.

Сегодня, проходя по улицам Богатого, невозможно поверить, что когда-то здесь было около тысячи домов. От огромной деревни осталась одна улица. Да и на той брошенных домов гораздо больше, чем жилых.

— Деревня была огромная. В 1922 году в селе был пожар. Крыши домов были соломенные. Вспыхнуло всё, как спичка. Сгорело 4 улицы. Предатель какой-то поджог, его сразу поймали и наказали. Потом село восстановили. А во время перестройки всё растащили, — говорит Раиса Яковлевна.

По сей день из упразднённого села тащат всё, что можно, и все, кому не лень. Да так искусно, что от таких больших зданий, как школа, больница, клуб не осталось и следа. Как и от домов, которые стояли здесь 10-15 лет назад.

Богатое

Нищие из Богатого

Сегодня в Богатом осталось всего 9 жилых домов, в которых проживают меньше 20 человек.

— А раньше здесь было много детей и школа с двусменным обучением, – вспоминает жительница села Лариса Тонкова.

Уезжать народ начал во время перестройки. В это же время в негодность пришла водопроводная сеть. По селу стояло несколько водоразборных колонок. Сегодня от них остались одни воспоминания. Для скотины и других бытовых нужд сельчане берут воду из озера. Зимой они бурят проруби и набирают воду в ёмкости, затем везут их на телеге, в которую запрягают лошадь.

Лошадь в этом забытом всеми селе служит не только рабочей силой, но и транспортом. На ней Тонковы могут отправиться не только за водой, в поле или лес, но и в магазин в соседние села – в Железное или в Кладбинку, что в 12 и 14 км от Богатого.

Все члены семьи Тонковых, а их трое – отец, мать и сын — ухаживают за скотиной и птицей на своём подворье. Это кормит их и даёт возможность заработать небольшие деньги. Но несколько лет назад в хозяйстве Тонковых было 4 коровы — сейчас всего одна. Говорят: молоко сдавать некуда, поэтому и сократили поголовье. Они бы и рады увеличить количество «бурёнок», дабы заработать лишние деньги, только за молоком к ним давно никто не приезжает, поэтому сегодня Тонковы держат скот только для собственных нужд. Животных не покупали уже лет 20, только свой молодняк выращивали, благо, поголовье дает приплод.

Развитию животноводства в Богатом мешают три проблемы: отсутствие хороших дорог, невозможность сбывать молоко и мясо и дороговизна кормов.

Вероятно, по этим же причинам бывшие жители села забросили свои подворья и уехали в поисках лучшей жизни.

У главы семейства Тонковых есть пай, но за него дают смешные килограммы. Например, в прошлом году  «отсыпали» с барского стола 70 килограмм пшеницы и чуть больше ячменя. Этого количества зерна хватит для подворья Тонковых разве что на несколько дней. А зима-то длинная!

Наличность в семейный бюджет Тонковых поступает один раз (!) в год, когда сдают бычка.  Но, говорит Лариса Тонкова, на его выращивание они потратили гораздо больше, чем получили. А выбора у семьи нет, как и другого варианта получения «живых» денег. В прошлом году за быка удалось выручить порядка 120 тысяч тенге, если разделить на трёх членов семьи, выходит по 3 тысячи тенге в месяц. Это почти в 10 раз меньше принятого в стране прожиточного минимума.

На эти деньги один раз в год семья закупает продукты и всё необходимое впрок – корм животным, топливо, продукты питания – мешками соль, сахар, муку, лекарства.

— На доходы от хозяйства не проживешь. Даже для себя скотину держать уже невыгодно. Тонна зерна стоит 30 тысяч тенге. Этого объёма хватает только птице. Чтобы прокормить десяток овец, нужно ещё сено, — рассказывает женщина.

Тонковы заготавливают сено сами. Благо, что семье по наследству достался трактор. Несмотря на это, всё равно расходуется много средств, чтобы заправить технику. Солярка дорогая стала!

По словам хранительницы домашнего очага Тонковых, чтобы сделать годовой запас кормов и горючего, даже если на выручку приходит огород и своя скотина, денег все равно ни на что не хватает.

К излишествам и деликатесам здесь не привыкли:
— Что есть, то и едим – картошку да хлеб, овощи с огорода.

Богатое

В режиме экономии

Как можно экономить в условиях безденежья, рассказали местные жители. Так, например, Тонковы старшие одежду практически не покупают. Сына одевают постепенно: в этом году — брюки, в следующем – рубаху. Иногда родственники что-то дарят или отдают.
От проводного телефона Тонковы отказались, чтобы не тратить деньги на абонентскую плату, так как испытывают дефицит наличности. Они пользуются сотовыми. Баланс пополняют редко. На выручку приходит услуга «перезвоните мне», вот так и «маякуют».

Продукты закупаются только те, которые самим приготовить нельзя. Остальное – дело рук хозяйки. Лариса сама печёт хлеб и пироги, овощи-фрукты заготавливает впрок, в погребах до будущего урожая запасает картофель, морковь, свёклу и капусту, соленья и варенье, обрабатывает и замораживает на зиму мясо. Даже макароны и те катает своими руками!

Понятно, что в забытом властями селе работы нет вовсе. Устраиваться в соседнее Железное или в Пресновку, что в 12 и 30 км от Богатого соответственно, никто из местных жителей не рискует. В непогоду, говорят, выбраться из села бывает невозможно по несколько недель или даже месяцев. В снежную зиму село бывает неделями отрезано от цивилизации, так как дорогу чистят нерегулярно. Поэтому у сельчан всё закуплено впрок: начиная от продуктов и заканчивая медикаментами.

— Бывало, что и месяцами выбраться не могли, хорошо, что здесь приграничная зона, так хоть иногда прочищают, не ради нас, конечно,– говорят сельчане.

Соседская взаимовыручка приходит на помощь там, где у людей нет возможности заработать даже немного наличных денег, чтобы рассчитываться ими за коммунальные услуги. Жители упразднённого села, как одна  семья, приспособились оказывать друг другу помощь.

— Сосед платит нам за свет — мы ему воду возим, — рассказывает Лариса Тонкова.

Скот здесь тоже пасут по очереди. Нанять пастуха можно, в соседней Кладбинке, например,  это обходится  1200 тенге в месяц на каждый двор. Для нигде не работающих и не получающих ни пособий, ни пенсий жителей Богатого — это огромная сумма.

— Такие деньжищи! – удивляется жительница Богатого Лариса Тонкова расточительности соседей из Кладбинки. – Ну они-то молоко сдают и зарабатывают на своих коровках примерно 30 тысяч тенге в месяц. Им, конечно, можно и пастуху платить…. А мы сами!

Вот такая разница в уровне жизни людей, разделённых несколькими километрами! Причина — в дорогах. Будь к Богатому  круглогодичный доступ для закупщиков молока, мяса и прочих продуктов, произведённых сельчанами, народ не рвался бы покидать родное село и занимался бы животноводством.

Этой зимой деревню покинуло ещё две семьи. Хорошие дома остались бесхозными. Пустые окна ещё совсем целого и ухоженного дома говорят о том, что хозяева покинули его недавно, оставив своё недвижимое имущество судьбе на растерзание.

Колодец, дай воды напиться

Как считают жители села, проблем с водой у них нет. Если сравнивать ситуацию с водой в  Дубровном Кызылжарского района, то, действительно, здесь всё прекрасно. Доступ к воде постоянный, правда, вода в селе только колодезная или озёрная. Но этот факт никого из жителей не смущает. Жили же так предки лет 260 назад здесь же — на Горькой линии!

Колодец находится за селом. Его обустроили в 90-е годы, когда сельский водопровод пришёл в негодность. Конечно, качество воды никто не проверял. Главное, что она имеет приятный мягкий вкус и пресная, в чем смогли убедиться наши корреспонденты.

Автомобиль для жителей Богатого — роскошь. Чтобы попасть в ближайшее село Железное или в Пресновку нужно заказывать «железного коня», их в селе всего 2. Такая поездка от Богатого до Пресновки и обратно обходится в 5 тысяч тенге. Если нет ни лошади, ни денег на такси, в помощь приходят «свои две». Представьте прогулку до ближайшего магазина в Железном длиною в 12 км !

В Петропавловск Тонковы ездят только за медицинской помощью. Добираются на автобусе из Пресновки. Говорят, что переехать из Богатого даже в районный центр у них нет возможности. Дом там стоит 1,5-2 миллиона тенге. А вся их недвижимость в Богатом гроша ломаного не стоит — никто её здесь не купит. Да и за все проданное поголовье столько денег не выручишь.

Такое впечатление, что жители Богатого не знают, что их село упразднили ещё 5 лет назад. Они с возмущением говорят, что их села нет даже на карте, но термин «упразднили» никто не произносит.

Непонятно, почему власти деревню ликвидировали, а жителей оставили доживать в развалинах. И почему жители смирились со своим бедственным положением: ни одна семья не получает социальных пособий, хотя не имеет дохода, даже близкого к прожиточному минимуму.

— Хотела попасть на приём к акиму, чтобы узнать насчёт пособий. Оказалось, неприёмный день. Была в центре занятости, там сказали, что у вас есть корова, лошадь – вы самозанятые. Некоторые соседи получают пособие как безработные. Нам ничего не дают, — говорит Танкова.

К слову, до пенсионного возраста ей еще далеко, да и какая будет пенсия, если стажа работы у женщины практически  нет, так как в селе нет рабочих мест.

Недавно Тонковы столкнулись с совсем неразрешимой проблемой. Когда сыну Ларисы исполнилось 16 лет, он не смог получить удостоверение личности. В ЦОНе им сказали: села Богатое в базе нет. Предстоял долгий путь для получения документа….

— Писали в миграционную службу, доказывали, что мы живём здесь уже много лет, есть свой дом. Просила, хоть куда-нибудь прилепите, как же он без документов будет? Нам сказали: напишите улицу и номер дома. А у нас в помине адреса не было. Живём между небом и землёй. Чего ни коснись, страшно подумать, что ждёт впереди. Боимся, что лечить нас скоро бесплатно не будут с новой системой медицинского страхования. Взносы-то мы не платим, а здоровье и у меня, и у сына неважное, регулярно лежим в стационаре или обследуемся, — говорит Тонкова, чуть не плача.

Рай в шалаше

Старожил Богатого Раиса Тамбовцева уже много лет пытается добиться от местных властей, как она считает, справедливости. Пенсионерка просит у государства прибавки к её мизерной пенсии, хотя бы в качестве «тыловых» или по категории «Дети войны», и жилья в районном центре. В обеих просьбах ей отказывают.

Раиса Яковлевна родилась в 1937 году. Когда началась Великая Отечественная война, ей было всего 4 года. Несмотря на возраст, девочка трудилась наравне со взрослыми:

— Когда отец ушёл на фронт, у матери было нас семеро, ждала восьмого. На нас, ребятишках, вся работа была. Убили отца, братьев – мы занимались всем. Пололи, доили коров, коз. Сено убирали. Ушли на фронт из Богатого 800 человек — вернулись 160. Во время войны брали из озера и ели ситник (корни камыша, — прим. ред.), рыбу ловили. Сейчас и этого не добудешь. А когда пенсию не привозят, есть нечего, — рассказывает пенсионерка. — Сейчас ничего нам не дают. Тыловые я не получаю. Рождённым в 1937 году, говорят, не положено. Подавала в суд несколько раз, мне отказали, сказали, что по 1936 год… Только я вижу, что некоторые получают. Моя пенсия — всего 43 тысячи. Как получу, не знаю, куда девать. В магазин за 13 км сыновья ходят. Если дорогу заметает, выбраться невозможно. Запасаемся: булок 60 хлеба берём с пенсии.

Пенсионерка пыталась встать в очередь на получение жилья в Пресновке. Ей отказали по решению суда. В ответе за подписью М. Бектасова чёрным по белому написано, в постановке на учёт нуждающихся в жилище из государственного фонда отказать в связи с тем, что за пенсионеркой числится жилой дом с участком в селе Железное Пресновского сельского округа Жамбылского района. Мистическим образом дом в Богатом вместе с землёй переместился на 13 км в Железное. Загвоздка в том, что эта «операция» произошла только на бумаге.

— Деревни нет такой, говорят, — Богатое. Мы относимся к Железному. По слухам, на месте нашей деревни будет выпас. А нам — куда хотите, туда и отправляйтесь. Есть деньги – дом покупайте. Нет денег – шалаш ставьте. Говорят, есть же у вас жильё! Откуда оно – дом-то сгнил. Через пять лет, когда спишут мой дом, только тогда в очередь на квартиру поставят, — говорит житель села Николай Тамбовцев.

Этот Новый год Раиса Яковлевна встретила полуголодная, с пустым столом и без копейки в кармане. Говорит, потому что пенсию перед праздниками не дали, к Рождеству тоже не привезли. В доме съестного ничего не осталось. Только пачка пельменей была припасена — такой вот новогодний стол в Богатом!

Внимания от государства Раиса Яковлевна не видит. Максимум — обед в Железном на 9 Мая. Даже к памятнику погибшим воинам, за которым ухаживает сын пенсионерки Николай, никто из властей, по словам сельчан, не приезжает. Четыре года назад положили венок, так и лежит.

Война помешала Раисе Яковлевне получить хоть какое-то образование. В школу она никогда не ходила. Работала, кем придётся — санитаркой, кочегаром. Как мать пятерых детей, вышла на пенсию немного раньше положенного срока. Теперь, чтобы выжить на 43 тысячи тенге, 80-летняя жительница Богатого занимается «импортозамещением»: сажает огород и продает излишки, если они, конечно, вырастут. Раису Яковлевну можно даже считать ИП «Металлист»: бабуля сдает металлолом. За деревней, где раньше стояли дома, а теперь лишь развалины, заросшие бурьяном, пенсионерка все лето ищет железяки и скопом сдаёт их, когда приходит машина. Иногда удается таким образом скопить деньги на дрова. Хорошо, что власти еще не обложили налогом «бизнесменку»! А ведь могут! Тем более, что Раиса Тамбовцева в своём огороде находила не только железо, а даже золотые и серебряные монеты — наследство купцов, которые прятали здесь свои накопления.

Видео (село Богатое):

Цветы села Богатого

Жители Богатого говорят, что переезжать в Железное нет смысла. По их прогнозам, года через два-три и это село ждёт та же участь, что и Богатое. В Железном еще в 2009 году из-за малого количества учеников закрыли школу-интернат, осталась только простая школа. Теперь дети из соседних деревень вынуждены ежедневно ездить туда учиться. Ради двух учеников, проживающих в Богатом, автобус гонять никто не собирается, поэтому дети живут в Железном на квартирах у родственников или знакомых, а домой приезжают только на выходные.

В Богатом осталось только два «цветка жизни» – дочки сельчанки Натальи Полниковой, Виктория и Екатерина. Больше детей в этой деревушке нет. Девочки в чужом селе скучают. И маме содержать их там накладно. Ещё двое старших детей живут в Петропавловске.
— Дети говорят мне, мама, вставай в очередь на квартиру. А в акимате мне сказали: не положено, у вас есть дом, — рассказывает Наталья Полникова.

Вот так: людей в деревне — призраке оставлять положено, а заботиться о них не положено!

А дочки Натальи удивительные: учатся хорошо, Виктория — призёр областных и районных соревнований… по гиревому спорту.
Какое-то особое отношение в этих богом и акиматом забытых краях к металлу: село – Железное, бабушки, как в пионерском детстве, металлолому не дают пропасть, а выпускница сельской школы железные гири в спортзале таскает!

А история семьи Натальи печальная.  Мать поднимает своих девочек одна. Её муж шесть лет назад был депортирован в Россию.
Ради своих четверых детей Наталья выкручивается, как может: сажает огород, делает заготовки для себя и на продажу, вяжет и продаёт носки. Летом собирает грибы и ягоды и даже ловит рыбу в местных озёрах.

Наталья выдает секреты выживания семьи:
— Дочку нужно было отправить в Астану на ЭКСПО, пошла в лес, костянки набрала, продала и отправила, — рассказывает мать.

Это ж сколько надо было бродить по лесам и кланяться ягодникам, чтобы собрать деньги на поездку в столицу на выставку века?!
А Наталья продолжает выдавать секреты выживания там, где работы нет совсем. Оказывается, женщина заменяла и социальную службу — ухаживала за местным одиноким пенсионером, дедушка был лежачим и умер совсем недавно…. Многодетная мать готовила для него еду, топила печь, убирала в доме, закупала продукты в Пресновке или Железном. За это пенсионер  оплачивал ее счета за свет, помогал с продуктами.

Государственных пособий на детей Наталья не видит. Кто решает, когда выдавать помощь, а когда нет – ей непонятно.

— Записывали меня, как самозанятую, просили писать несуществующую зарплату в 30 тысяч. А пособия не дают, говорят, что дети не на мне, фамилии у нас разные. Один раз, правда, года два назад выдали помощь за квартал – 117 тысяч тенге на троих девочек. Вот и всё, — говорит сельчанка.

«Липовая» Липовка

Село Липовка Тайыншинского района Северо-Казахстанской области и на карте есть, и на трассе отмечено несколькими дорожными знаками. Только самой деревни фактически нет. Сегодня от неё осталось пара-тройка целых домиков да линия электропередач. Пустые улицы, заметённые дома, ни одной собаки на всё село – явные признаки того, что в населённом пункте никто не живёт. Всё бы ничего, да вот только, судя по отчетам на официальном сайте районного акимата, жители села, которые разъехались несколько лет назад, каким-то образом ходят на «Голубые огоньки», посвящённые Дню пожилых людей…

Липовка располагается всего в 400 метрах от республиканской трассы Петропавловск-Астана. Казалось бы, вокруг все условия для качественной жизни сельчан – пастбища, близость к хорошей дороге, а, значит, возможность сдавать продукты домашнего производства или продавать  у обочины… А люди сбежали из села, как из проклятого места.

В 2009 году в селе проживало 33 человека. Сегодня здесь нет никого, хотя некоторые жильцы прописаны в своих домах, числятся в селе и иногда приезжают. Житель села Кременчуг, которое относится к тому же Келлеровскому сельскому округу, что и Липовка, Башир Тебоев в 1998 году здесь открывал своё дело. Он занимался птицеводством. По его словам, это было большое село со школой, быткомбинатом и прочей инфраструктурой.

Как сообщил Башир Тебоев, уже около 15 лет в Липовке никто не живёт. А сохранность нескольких домов Тебоев объяснил тем, что в летнее время вокруг села крестьянские хозяйства из Келлеровки пасут скот. В двух домиках, оставшихся целыми, в тёплое время года находят приют пастухи. К этому жилью по-прежнему подведено электричество. Возле него стоят колодцы. Большинство домов в Липовке было шпальными. Когда хозяева уезжали, то продавали их на стройматериалы.

Животновод из Кременчуга считает, что народ уехал из Липовки из-за безработицы. Кто-то вернулся на историческую Родину — в Белоруссию, Германию, Польшу.

— Хотел я возродить Липовку. Тогда ещё жили здесь люди. Открыл птицефабрику по выведению птенцов на 45 тысяч яиц в одну закладку. Тогда мы закладывали по 3000 яиц через каждые три дня. Выводили цыплят, утят, гусят. На фабрике работало 4 человека из села.

Липовка

 

Село-призрак без жителей продолжает существовать на бумаге. Ведь, судя по отчётным докладам акимов, жители села не только посещают мероприятия, посвященные Дню пожилых и Дню инвалидов, но и ходят на отчёты акима сельского округа.

В этом году отчётная встреча населения с Суинбаем Тильтаевым, акимом Келлеровского сельского округа, в состав которого входят сёла Кременчуг, Липовка, Богатыровка и Келлеровка, состоялась 16 января. Причём, в графике встреч рядом с Кременчугом указана Липовка. И это при том, что в этом селе уже несколько лет не проживает ни одного человека… Ладно хоть ящики для сбора предложений в деревне-призраке не установили…

Видео (село Липовка):

Два акима, два мнения

За комментариями о ситуации, сложившейся в Богатом и Липовке, мы обратились к акимам сельских округов, к которым они относятся. Позиции руководителей, которые по сути работают по одним и тем же законам, в одном и том же государстве, разнятся настолько, что невольно поражаешься.

Аким Келлеровского сельского округа Суинбай Тильтаев, в состав которого входит село Липовка, пояснил, что упразднять село он не может, пока в нём остаётся хотя бы один житель:

«Один житель остался — афганец Сергей Шевчук. Он и в Липовке бывает, и в Келлеровке живёт. Дом не бросает, смотрит за ним. Как село упразднить, если люди там числятся?

Лично моё мнение – упразднять нельзя, пока там есть хоть один житель. Это неправильно. Бюджетные деньги на село выделяются.

Расходуются только на содержание дорог. Ремонт дорог не ведётся. Больших затрат нет. В зимний период очищаем от снега. В моём ведении находится 4 населённых пункта, деньги выделяются на округ. Люди, которые прописаны в Липовке, были приглашены на отчётную встречу в Кременчуг. Был организован подвоз. Фактически все жители живут в других сёлах. Они смотрят за своими домами, оставшимися в Липовке. А летом там пасут скот хозяйствующие субъекты.  Возможно, будут инвестировать — восстанавливать животноводческие базы, развивать село».

С селом Богатое история намного сложнее. Несмотря на то, что его упразднили ещё в 2013 году как неперспективное, здесь продолжают жить люди, но по документам оно не существует и не относится ни к какому сельскому округу.

Аким Пресновского сельского округа Ербулат Мухамеджанов не считает, что местные власти обязаны расселять людей из упраздненного села и указывает на иждивенческое настроение оставшихся в селе жителей. Якобы они ждут от местных властей квартиры в районном центре, поэтому никуда не переезжают:

«На данный момент в селе проживает 18 человек. Село упразднено в 2013 году. Решение об упразднении сёл принимается, когда в населенном пункте остается менее 50 человек. Такие села ликвидируются как неперспективные.  По Жамбылскому району идёт процедура упразднения ещё 5 сёл. Среди них Островка, Уткино и другие. Получить жильё из госфонда жители могут только в порядке очерёдности. Мы предлагали жителям Богатого переехать в пустующие дома в Железном. Они стоят намного дешевле, в пределах 200-300 тысяч тенге, нежели жильё в райцентре. В Пресновке началось строительство домов для молодых специалистов. Некоторые жители Богатого решили, что власти должны выделить им квартиры в новых домах. Но жильё строится только для молодёжи, для других категорий граждан пока нет.

Мы не можем выделить жильё в Пресновке никому из жителей Богатого. Такой возможности нет.

Проблема с подъездными дорогами к Богатому существовала три-четыре года назад. В прошлом году проблемы с дорогой не было, насколько мне известно. Дороги мы обеспечим, это я могу гарантировать.

В селе хозяйство можно держать, скот разводить, заниматься огородничеством. Хоть пчеловодством, хоть рыболовством — условия позволяют.

Есть возможность получения минимальных кредитов. Большинство жителей села ничем не занимаются! Они хотят просто получить дом в Пресновке и переехать. Это самоцель такая. Хотя в Железном дома практически бесплатно предлагают. Они встали в позицию, что нужна квартира и всё. Сами ничего делать не хотят, якобы государство должно всем обеспечить».

Адресная помощь малообеспеченным семьям будет предоставляться в новом формате.

«С начала года начинал работать новый формат предоставления социальной помощи. Сейчас идёт приём документов. Кто пройдёт, тот получит адресную помощь нового формата. Народ оповещён специалистами. Вопрос решается комиссией», — пояснил аким Пресновского сельского округа.

Аким сельского округа, правда, не объяснил, как же люди могут жить и развиваться, если в упраздненном селе нет и уже не будет ни рабочих мест, ни инфраструктуры, ни медицинского обслуживания, ни магазина… А о местонахождении ликвидированной деревни напоминает лишь табличка, такая же убогая и заброшенная, как само село Богатое.

© 2003-2018 | Мультимедийный региональный портал Петропавловск.news , Северо-Казахстанская область. Копирование материалов разрешено только с указанием гиперактивной индексируемой ссылки на источник в первом абзаце. | All Rights Reserved.

Яндекс.Метрика
Besucherzahler single Russian women interested in marriage
счетчик посещений
Траст pkzsk.info
Настоящий ПР pkzsk.info
pkzsk.info Alexa/PR
Seo анализ сайта
ВверхВверх