• В северном Казахстане с начала нового года задержано 7 водителей, скрывшихся с места ДТПЧитать далее
  • В Караганде в огне погибли детиЧитать далее
  • Виниловый клуб: О, Белладонна…Читать далее
  • В северном Казахстане обучают студентов действиям во время ЧСЧитать далее
  • Компания Marwin поставила более 1000 образовательных наборов LEGOEducation в школы западного КазахстанаЧитать далее

Спецоперация «намордник», или Охота на журналиста

Как корреспондент Петропавловск kz – ИА REX-Казахстан Вера Гаврилко попала под полицейский прессинг за административное правонарушение и уголовное преступление, которых… не было.

За что боролась, на то и напоролась…

По долгу службы мне часто приходится писать о работе отечественной полиции. И критические материалы, и так называемый «позитив», — разные сюжеты подкидывает жизнь. Очень разные. Я считаю себя объективным журналистом, — все-таки за плечами большая школа — 13 лет непрерывной собкоровской работы в юридическом еженедельнике «Око», специализировавшемся на правоохранительной тематике. Как патриот своего города, я очень хочу, чтобы жизнь в нем была безопасна и комфортна для всех законопослушных граждан. Поэтому, когда в Петропавловске стартовала пилотная для Казахстана полицейская программа «Соседский присмотр», направленная на обеспечение общественной безопасности дворов, я активно подключилась к ее популяризации, выдав в печать десятки материалов. Признаюсь, мне импонировали цели и задачи программы «Соседский присмотр» в том виде, как они были изложены на сайте ДВД СКО: «повышение социальной активности, сплочённости, заботы о соседях; улучшение взаимоотношений и повышение доверия населения к сотрудникам полиции». Не бездумное «стукачество» и не поощрение доносов из низменных побуждений, а — сотрудничество и сплоченность. Благородные и правильные цели, правда же?
Увы, я и предположить не могла, что пройдет не так много времени, и по анонимному доносу сотрудники этого самого «Соседского присмотра» будут на глазах соседей «прессовать» меня, обращаясь как с преступницей, полностью игнорируя мои доводы и объяснения, грозясь административными и уголовными карами за правонарушение и преступление, которых я не совершала. И что в итоге все закончится печально — сердечным приступом и вызовом «скорой». Стресс оказался настолько сильным, что даже теперь, спустя три недели, я вся внутренне сжимаюсь в комок, а мое сердце начинает бешено колотиться, едва завижу людей в полицейской форме. Разумом я понимаю, что полиция состоит далеко не из одних держиморд, что большинство сотрудников – хорошие, нормальные, адекватные люди. Я знаю, что так и есть, иначе мир бы рухнул. Но мое бедное сердце не верит мне. Оно слишком хорошо помнит отголоски пережитого унижения и боли.
Единственное, уважаемые читатели, что заставляет меня снова вспомнить и описать пережитое, — это горячее желание, чтобы подобного никогда ни с кем больше не повторилось. Ведь если такие, с позволения сказать, методы полицейские практикуют в отношении журналистов, то на что тогда надеяться и рассчитывать гражданам, которые не имеют доступа к публичной трибуне и не могут себя эффективно защитить?

По анонимному доносу

…Собаку породы чау чау наша семья завела, когда несколько лет назад мне диагностировали порок сердца. Лечащий врач категорически запретил мне заниматься бегом, без которого я тогда не мыслила своей жизни. И настоятельно рекомендовал заменить бег двухчасовыми прогулками в спокойном темпе. «Вашему сердцу это необходимо, поймите», — сказал доктор. Я не представляла, как смогу праздно гулять столько времени, и тогда на семейном совете было решено завести собаку – тут уж хочешь – не хочешь, а гулять придется. Так в моей жизни пять лет назад появился Санчес Антаната Сорренто (так его зовут по паспорту), и я должна сказать, что все это время я каждый день благодарю судьбу за него. Более спокойной, умной, доброжелательной к людям, и я бы сказала, – интеллигентной собаки трудно сыскать. Санчес стал любимцем всего двора, за пять лет не было ни единого случая, чтобы наш пес бросился на кого-нибудь, — он ни разу даже не залаял. Что немудрено – чау чау не лают.
17 августа вечером мы с соседкой Евгенией Ковзаловой, как обычно, пошли на прогулку со своими собаками. Обе собаки – мой чау чау и Женина такса – были на коротких поводках. Едва мы вышли со двора, завернув за дома, как из-за забора к нам подкатила машина с надписью «Соседский присмотр». Вышедшие из нее участковый инспектор Ербол Кабуров и помощник участкового Асылтас Жанабеков заявили, что прибыли по анонимному звонку, что здесь две женщины выгуливают собак без намордников. Мы с Евгенией подивились такой неслыханной оперативности: ведь с того момента, как мы вышли из наших квартир, до встречи с полицейскими прошли от силы минута или две. Никакой наряд не успел бы так быстро приехать. Сейчас-то мы уже понимаем, что нас, похоже, банально караулили.
Еще не подозревая плохого, я стала доброжелательно объяснять сотрудникам «Соседского присмотра», что в наших действиях нет состава правонарушения. При этом сослалась на подпункт 4 пункта 15 «Правил содержаний собак и кошек», утвержденных решением Северо-Казахстанского областного маслихата № 5/15 от 21.06.2012 года, согласно которому собак декоративных пород допустимо выгуливать на поводке, без намордника. Место, где нас задержали, было малолюдное, особенно в вечернее время. В ответ я рассчитывала на такую же доброжелательность, ведь мы ничего противозаконного не совершили.
Однако сотрудники Кабуров и Жанабеков повели себя, на наш взгляд, весьма странно. Толком не выслушали объяснений, постоянно перебивали, не давая и слова сказать, повышали тон, а потом вообще стали физически напирать на нас, нарушая личное пространство. «Я первый раз в жизни столкнулась с полицией, и была шокирована таким обращением, — говорит Евгения Ковзалова. – Мне не понравилось, что полицейские напирали на нас грудью, это было так неприятно, что мне пришлось выставить вперед руки, чтобы хоть немного оградить себя, свое личное пространство». Позже, анализируя ситуацию, мы с Евгенией пришли к выводу, что сотрудники полиции вели себя так, чтобы спровоцировать наших собак на агрессию. Однако наши собаки вели себя безупречно.
Сотрудники заставили нас вернуться во двор для составления протокола. Я тут же предложила им вынести международный ветеринарный паспорт на собаку, где указана ее порода и содержатся все данные о прививках. Но когда я вернулась с паспортом, у меня его даже не спросили. Документ, подтверждающий мою правоту, был им не нужен! К тому моменту на скамейках возле дома уже собрались несколько соседей, — из числа тех, кто каждый вечер до глубокой ночи сидят у подъезда и отлично в курсе, кто во сколько приходит с работы, выводит на прогулку собачку или кто что несет из магазина. Злорадные ухмылки этих людей наводили на определенные мысли. Надо сказать, что в июле с. г., то есть за месяц до описываемых событий, жильцы дома (включая меня и Евгению Ковзалову) написали коллективную жалобу в полицию, где описали факты антиобщественного поведения данных граждан. В своем заявлении мы приводили многочисленные факты нарушения общественного порядка, грубости, оскорблений и просили полицию оградить нас от постоянных провокаций.
Надо сказать, что уж кто-кто, а помощник участкового Жанабеков был прекрасно осведомлен о нездоровой обстановке в доме. Ведь именно он с месяц назад приезжал по нашей коллективной жалобе, выслушал людей, но никаких мер не принял, заявив, что данный случай не входит в компетенцию программы «Соседский присмотр». «Наша программа занимается наркопритонами и все такое, обратитесь лучше к участковому», — сказал жильцам Жанабеков. Чем вызвал горестные вздохи бабушек-заявительниц: «Выходит, и «Соседский присмотр» не может нас защитить».
Жанабеков, похоже, имел иное мнение, кого и от кого надо защищать. Он начал с того, что безапелляционным тоном обвинил меня в «давлении на сотрудников полиции» и в очередной раз проигнорировал все мои доводы и объяснения. Осознав, что дело принимает нехороший оборот, я включила камеру на айпаде и предупредила, что произвожу видеосъемку. Жанабеков и Кабуров прямиком направились к фигурантам нашей домовой жалобы и начали «взывать» к ним: «Вы видите, вы видите, она оказывает на нас давление, на нас, на сотрудников полиции!», а те, в свою очередь, услужливо кивали, выражая готовность подписать любой протокол. В общем, на наших глазах из мелкой плодовой мушки усердно раздувался огромный злобный слон. Мне прямым текстом заявили, что будут возбуждать на меня уголовное дело за «давление на сотрудников полиции». В общем-то, к этому времени уже было ясно, что их интересую именно я, а не Евгения Ковзалова. Именно я в этом «представлении» — главная мишень.
На шум стали выходить другие жильцы, искренне не понимающие, что здесь происходит. Когда до людей стала доходить суть, они стали убеждать сотрудников полиции, что здесь какая-то ошибка, что Верина собака и мухи не обидит. На видеозаписи даже прозвучало: «Да это самая добрая собака в мире!». Но Кабуров и Жанабеков защитников не слушали. Молодая мама с первого этажа распахнула окно, пытаясь сказать свое слово в нашу защиту, но тоже безрезультатно. У меня (да и не у меня одной) сложилось стойкое впечатление, что это была показательная «карательная акция», и любые голоса в защиту «обвиняемых» попросту не засчитывались.

Репортаж под полицейским «прессом»

Во время этого «судилища» у меня прихватило сердце. В глазах потемнело, ноги сами собой подогнулись, и чтобы не упасть, я опустилась на подъездную ступеньку. Стало так плохо, что я испугалась, что вот сейчас так глупо умру здесь, на этой заплеванной ступеньке. Женя закричала: «У кого телефон, вызовите «скорую», она сердечница, у нее больное сердце». Жанабеков вызвал «скорую», но на этом мои мучения не закончились. Когда я задыхалась, корячась на своей ступеньке, ко мне неоднократно подходил Кабуров и сообщал, что сейчас они собирают материал по привлечению меня к уголовной статье. Зачем он это делал, видя, что человеку плохо, я до сих пор не понимаю. Какие цели при этом преследовал?
Евгения Ковзалова спросила: «Простите, я не расслышала: а за что к уголовной-то?», на что Кабуров раздраженно бросил: «В суде услышите!». Достойное поведение для сотрудника программы, нацеленной на «улучшение взаимоотношений и повышение доверия населения к сотрудникам полиции», вы не находите?
Ни один из так называемых стражей правопорядка не помог мне подняться с низенькой ступеньки и пересесть хотя бы на скамейку. Помогли соседи. Да, я забыла написать, что оба они – и Кабуров, и Жанабеков – молоды, намного моложе меня. Я считаю, это важное замечание. Оно во многом характеризует этих людей.
Между тем, абсурд крепчал. Чем громче раздавались голоса в нашу защиту, тем активнее вели себя жильцы из числа понятых. Полный апофигей случился, когда одна из понятых, дама почтенной комплекции и не менее почтенного возраста, войдя в праведный раж, стала задирать ногу, показывая господам из полиции, как собачки метят кустики. Наверное, все это было комично, но мне реально было не до смеха. Видя мое посеревшее лицо, Женя встревожилась: «Вера, пойдемте отсюда, нечего вам сейчас на это смотреть. Дождемся «скорую» у соседнего подъезда, там спокойнее».
Эти слова вызвали новый виток агрессии в наш адрес. «Вы покидаете место правонарушения, вы покидаете место правонарушения! – заголосили наперебой Кабуров и Жанабеков. – Они покидают место правонарушения, все это видят?». Полицейские выхватили свои телефоны и стали нас снимать, при этом Женя терпеливо объясняла, что ничего мы не покидаем, что мы просто решили отойти в более спокойное место. А я, решив, что «статей» на нас уже, как на тузике репьев, устало махнула рукой. Честно говоря, у меня было уже одно желание – дождаться «скорой помощи». Вы спросите, что же собаки? Собаки вели себя намного порядочнее некоторых людей.
Приехавший медик, спасибо ему, моментально оценил ситуацию и увел меня домой – делать внутривенные инъекции. «Представление» во дворе продолжалось – с шумом и руганью. «Я приехал, когда врач оказывал Вере медицинскую помощь, — рассказывает свидетель Евгений Кожевников, один из жильцов дома. – Увидев, что во дворе настоящая конфликтная ситуация, я, конечно, подошел к сотрудникам полиции и спросил, что здесь происходит? Меня удивило, что сотрудники отреагировали высокомерно, не представились, грубо ответили на «ты»: «Ты кто такой? Иди отсюда!». Я сказал им, что жилец этого дома, очень хорошо знаю ситуацию и считаю, что это сведение счетов, что собаки тут ни при чем, что они действительно безобидные. Я предложил сотруднику, чтобы взяли показания и у меня, на что последовал ответ: «Да мне все равно, у меня уже достаточно понятых».
«Я так поняла, что полицейских интересовала именно Вера, а не я, — свидетельствует Евгения Ковзалова. – Один из сотрудников сказал мне, что протокол будет составлен на одну Гаврилко, а в отношении меня ограничились устным предупреждением. Я спросила, почему бы в отношении Веры им не сделать тоже самое? Мне ответили, что это их дело – кого как наказывать».

Мысли о человеческой природе

«Чем больше узнаю людей – тем больше нравятся собаки», — говаривал в трудную минуту жизненных невзгод лорд Байрон. А уж он, знамо дело, с лордами и общался. Что же говорить о нас, грешных? Наверное, в каждом доме есть люди, обладающие, скажем так, специфическим душевными качествами. Ну те, которые запросто могут, например, зайти в чужой свежевымытый подъезд и вытряхнуть полную пепельницу на пол. Или кинуть кусок оконного стекла с балкона. Или «отблагодарить» старика-соседа, затащившего домой мужа-алкоголика, заявлением в полицию о якобы краже из квартиры золотой цепочки. Или явиться на собрание КСК в пьяном виде и крыть матом всех, кто попадет в поле зрения. Или сказать убитой горем пожилой женщине, недавно похоронившей любимого сына: «Это твой сын с того света пришел и перерезал провода в подвале». Много, много на белом свете низких людей, вызывающих вполне понятное желание брезгливо держаться от них подальше. Но в одних домах такие персонажи подвергаются всеобщему осуждению, а в других, напротив, сбиваются в подобие стаи, чтобы с превеликим удовольствием портить жизнь окружающим.
Именно такие персонажи в годы сталинских репрессий строчили доносы, оговаривали соседей, врали, изворачивались, лжесвидетельствовали. Именно такие закрывали глаза на произвол властей, предпочитая жить по принципу «моя хата с краю», впадая в трусливый ступор при виде любого человека в погонах. Но, к счастью, есть люди принципиального иного качества, готовые говорить правду, какой бы «неудобной» эта правда ни была, готовые защитить несправедливо обиженного, осадить хама. Я считаю, эти Люди – соль земли, золотой генофонд нации. Их меньше, чем подлецов и приспособленцев. Те традиционно предпочитают брать количеством.

Провокация не удалась

Самое интересное, что «акция устрашения» в итоге была бездарно провалена. А все потому, что главные герои, как выяснилось, плохо знают и неправильно применяют местные законодательные акты. Хотя это, как говорится, их хлеб – знать и грамотно применять законы. Начальник УВД Петропавловска полковник К. Айтбаев вынес определение об отмене постановления об административном правонарушении в отношении вашей покорной слуги. По тем же основаниям, которые я безуспешно пыталась донести до Кабурова и Жанабекова, а именно: подпункт 4 пункт 15 «Правил содержаний собак и кошек», утвержденных решением Северо-Казахстанского областного маслихата № 5/15 от 21.06.2012 года, согласно которому собак декоративных пород допускается выгуливать на поводке, без намордника. Логика законодателя прослеживается легко: декоративные породы выводились не для боев, не для караульной и охранной службы, у них изначально отсутствует агрессия к людям, так что собаки этих пород общественной опасности не представляют. «Таким образом, при привлечении к административной ответственности гр. Гаврилко В.П. участковым инспектором полиции отдела административной полиции УВД г. Петропавловска старшим лейтенантом полиции Кабуровым Е.С. допущено неправильное применение административного законодательства, что является основанием к отмене постановления по делу об административном правонарушении», — резюмирует начальник УВД.
Что касается привлечения к уголовной ответственности за якобы «оказание давления на сотрудников полиции», то здесь безграмотность сотрудников «Соседского присмотра» удручает еще больше. Дело в том, что статьи с такой формулировкой в Уголовном кодексе РК не существует.
К чести руководства ДВД области, оно принципиально и оперативно отреагировало на незаконные действия сотрудников «Соседского присмотра». Мною получен ответ за подписью заместителя начальника ДВД С. Идрисова, в котором говорится: «По данному факту осуществлена проверка, произведен сбор проверочного материала, опрошены очевидцы и свидетели. В части составления в отношении Вас протокола об административном правонарушении проведено служебное расследование, в ходе которого выявлены факты нарушения административного законодательства со стороны данных сотрудников полиции. В настоящее время протокол об административном правонарушении в отношении Вас отменен, постановление по делу об административном правонарушении прекращено.
Участковый инспектор полиции старший лейтенант полиции Кабуров Е.С. и помощник участкового инспектора полиции старший лейтенант Жанабеков А.Ж привлечены к строгой дисциплинарной ответственности».
При личной встрече г-н Идрисов сообщил мне, что перевел данных сотрудников из программы «Соседский присмотр» на другие, надо полагать — менее ответственные, участки работы. Совершенно солидарна. Полицейским, которые не знают законодательства, не умеют слушать людей, склонны использовать в своей работе угрозы и моральное давление, нарушают Кодекс чести сотрудников внутренних дел, – не место в пилотной программе, имеющей большое общественное значение. Ведь сотрудники полиции должны быть напрямую заинтересованы в укреплении положительного имиджа и доверия среди населения.
Тем не менее, «на всякий пожарный случай», сообщаю, что готова к дальнейшим возможным провокациям в свой адрес. И официально заявляю, что не употребляю наркотиков, не злоупотребляю алкогольными напитками, запрещенные вещества в карманах не ношу, незарегистрированное оружие не храню, собак бойцовских пород на людей не натравливаю…
Кстати, о собаках бойцовских пород.

И снова – о «собачьем вопросе»

Хотя я убеждена, что мой добродушный «чаушка» оказался всего лишь поводом, и дело совсем не в нем, «собачий вопрос» слишком явно фигурирует в этой истории, чтобы не сказать о нем несколько слов. Мне представляется, что то, что происходит в городе вокруг пресловутого «собачьего вопроса», временами отдает какой-то нездоровой спекуляцией. Достаточно вспомнить недавний сюжет, показанный МТРК – Петропавловск, в котором полицейские рапортуют о количестве оштрафованных за нарушение Правил содержания собак граждан. В качестве подтверждения зрителям продемонстрированы нарушители: пенсионерка с щенком-таксой и мужчина с карликовым пинчером на поводке.
Это ужасно страшный зверь – карликовый пинчер. Наше общество не переживет такой угрозы, как карликовый пинчер без намордника. А вот факты, по которым действительно надо бить в набат и будоражить общественное мнение, — такие факты почему-то замалчиваются.
Когда я описала инцидент с сотрудниками «Соседского присмотра» в социальных сетях, то получила много звонков и писем со словами поддержки. Но были сообщения и иного рода. О вопиющем случае рассказала любитель-кинолог с 30-летним стажем Евгения Сидорова. В мае с. г. Евгения и ее муж гуляли со своей собакой и двумя щенками, когда на них напал огромный кобель породы «алабай». Огромный пес был спущен хозяйкой с поводка без намордника. «Когда мы потребовали у хозяйки алабая, чтобы она ушла со своей агрессивной собакой, та вызвала по телефону какого-то мужчину, и он хладнокровно скомандовал алабаю «Фас!». В итоге я оказалась в больнице с травмой кисти руки. Мы тут же написали заявление в городское УВД с просьбой разыскать владельцев этой собаки и привлечь их к ответственности. Прошло уже больше трех месяцев, но я так и не получила от полиции никакого ответа на мое заявление».
С жалобой на странное равнодушие стражей порядка к ее беде Евгения на днях обратилась к руководству Управления административной полиции. Наша редакция следит за расследованием этого ЧП (а мы убеждены, что факт, когда большую опасную собаку натравливают на женщину, нужно расценивать именно как ЧП и наглый вызов общественной безопасности) и выражаем надежду, что виновные будут найдены и понесут заслуженное наказание.
Следите за нашими публикациями.

Вера ГАВРИЛКО, фото автора

Поделиться:
Система Orphus
Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Система Orphus.

Один комментарий на «“Спецоперация «намордник», или Охота на журналиста”»

  1. БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ ДРУЗЬЯ!!!
      Уважаемые братья, я гражданин Узбекистана хочу предостеречь от опасностях, которые могут Вас подстерегать при пересечение границы между Россией и Казахстаном.
    Во- первых сразу хочу сказать, что мне понадобился не один год и не один десяток поездок в Казахстан для продления миграционки чтобы научиться за километр видеть  обманщиков и мошенников наживающихся на честных работягах.
    Во-вторых когда-то я был депортирован  из РФ за нарушение миграционных правил (это произошло по вине тех же мошенников).
    В третьих я работаю прорабом бригады строителей, также узбеков, которым также надо было продлевать миграционные карты.
    Свое предупреждение хочу начать с того, что ни в коем случае никогда не доверяйте таксистам предлагающим перевезти быстро от одного пункта пропуска к другому. Они не упустят момент что бы обмануть или просто развести на деньги, а в случае чего не побрезгуют сдать казахстанским пограничникам.
    Я работаю в Сургуте.

Добавить комментарий

Войти с помощью:



Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Возможно вас заинтересует:

В Петропавловске задержали налоговика

В Петропавловске задержали налоговика

В Петропавловске с поличным задержали по подозрению в получении взятки в размере 200 тысяч тенге […]

Далее
На севере Казахстана обсудили применение инноваций в борьбе с угоном скота

На севере Казахстана обсудили применение инноваций в борьбе с угоном скота

Аким Северо-Казахстанской области Ерик Султанов подчеркнул актуальность данной темы, обусловленной необходимостью  принятия комплексных мер по […]

Далее
Ювенальный суд в северном Казахстане наказал подростков за «сотку»

Ювенальный суд в северном Казахстане наказал подростков за «сотку»

Специализированным межрайонным судом по делам несовершеннолетних Северо-Казахстанской области в выездном открытом судебном заседании рассмотрено уголовное […]

Далее
В Петропавловске привлекают ветеранов для развития медиации —  аналога суда биев

В Петропавловске привлекают ветеранов для развития медиации — аналога суда биев

Новости Казахстана  19 декабря. В Петропавловске в рамках реализации социального проекта «Организация комплекса мероприятий с целью […]

Далее
© 2003-2017 | Северо-Казахстанская областная газета "Петропавловск Kz".
Свидетельство о постановке СМИ на учет № 14230-Г от 04.03.2014 г.
Выдано Министерством культуры и информации Республики Казахстан.
Сайт входит в информационную систему REX | All Rights Reserved.
© 2015 | Разработка сайта Arkona Press

Яндекс.Метрика
Besucherzahler single Russian women interested in marriage
счетчик посещений
Траст pkzsk.info
Настоящий ПР pkzsk.info
pkzsk.info Alexa/PR
Seo анализ сайта
ВверхВверх