• В Петропавловске ожидается гололёдЧитать далее
  • В Петропавловске владельцев пунктов приёма металла и СТО проверяют полицейскиеЧитать далее
  • В Петропавловске продолжают находить человеческие кости на стройкеЧитать далее
  • На левом берегу Астаны открыли круглосуточную кассу по продаже билетовЧитать далее
  • В Петропавловске появился пешеходный переход с препятствиямиЧитать далее

Антонина Казимирчик

Украденная невеста

Дана разучилась радоваться Новому году и всем другим зимним праздникам давным-давно — лет семь назад. В последний раз она была на елке в девятом классе. Девочка была сиротой — подкидышем и прошла все: Дом малютки, детдом и, наконец, оказалась в школе- интернате. Мечтала учиться дальше, но…

Откуда ей было знать, что сразу после новогоднего праздника кончится ее детство и навсегда исчезнут любимые зимние забавы: елки, костюмированный бал и катание с горок.

С пятого класса Снегурочкой выбирали ее, Даночку, — самую красивую девочку. Нежный румянец на ее персиковых щечках, светлые пушистые косы и карие чуть раскосые восточные глаза делали ее особенной — загадочной, необычной, не такой, как самые красивые ее подруги. Добрую покладистую девочку все любили. Мальчишки, конечно, иногда дергали ее за косы, дразнили, называли «шала», «гибрид», но вились вокруг нее, как мухи около конфетки. Особенно Тимка – Данкин хвост, как называли его одноклассники. Он тоже часто насмешничал, тянул руки к ее косам, но никогда не дергал их.

Однажды на уроке литературы молодая учительница, рассказывая, что, по старинным преданиям, предки казахов были светловолосыми, рыжими и синеглазыми, сказала, что степные принцессы выглядели, наверное, как она, Дана. Девочка смутилась, а Сауле Макашевна добавила:

— Ты только не зазнавайся, Даночка! Красота, как сказал классик, — это только аванс, который природа дает своим любимцам в начале жизни, а всего хорошего человек должен добиваться сам. А мы, женщины, особенно. Хорошо, если вам попадется добрый, умный и заботливый человек. Но если судить только по внешности, легко влюбиться в злобного эгоистичного дурака. Будешь мучиться с ним всю жизнь.

— Бу-бу-бу! – передразнил молодую учительницу Тимка, сосед Даны по парте. — Обязательно на умной уродке женюсь! Вон на Гульке!

Девочка фыркнула – тогда она была такой смешливой! Гульнара надулась.

Конец декабря и начало января — самое веселое и счастливое время. После уроков дети крутились в спортзале. Малышня с воспитателями мастерили елочные украшения. Сауле Макашевна со старшими готовила новогоднее представление. Ребята всегда сами писали сценарии, шили костюмы, бесконечно репетировали. Однако больше всего привлекали их в полутемный актовый зал разговоры о самом главном. А что главное в 16-17 лет? Любовь, конечно! Но прямо «об этом» учительницу, пусть молоденькую, не спросишь. Хитрили.

В тот раз девчонки собрались гадать под Новый год и поручили Дане и Гульнаре выспросить у Сауле Макашевны, как это делается. По их понятиям, она знала все и обо всем. Для начала спросили, откуда в Казахстан пришел новогодний праздник.

— Я вам уже рассказывала об этом еще в прошлом году! Забыли?- удивилась учительница. – Праздник этот не религиозный, его отмечают почти во всех странах мира. В некоторых мусульманских тоже. К нам его привезли переселенцы еще в 19 веке. Только тогда его отмечали не в простых семьях, а, как тогда говорили, в благородных. Беднякам всегда не до елок было. А после революции 1917 года его вообще запретили, объявили пережитком капитализма и старорежимного Рождества.

Дети любили свою «русачку» и готовы были слушать ее бесконечно. С нею, молодой, современной, можно было говорить обо всем.

— Спроси, спроси про гадания! – толкала Тимку Гульнара, боявшаяся, что учительница догадается: девчонки интересуются только любовью.

И Тимка позаботился о подружках:

— Сауле Макашевна, а как девчонкам узнать, какой жених им достанется и кто замуж в этом году выскочит?

Спросил – и бросился наутек! Девчачьи кулачки обрушились на спину мальчишки. Смех, беготня, предпраздничное настроение! Учительница тоже смеялась, хоть и пыталась хмурить брови: «Успокойтесь, наконец!»

Как интересно рассказывала Сауле Макашевна о возникновении гаданий в древности, когда люди боялись злых духов и старались обезопасить себя!

— У каждого народа свои приметы. Помните сказки Бажова? Там девушки вешали на чердаке гребешок и смотрели, какого цвета волосы в нем утром окажутся, такой масти и жених будет…

— В Тимкиной расческе обязательно рыжие кудри окажутся! — съехидничала Гулька.

-А у тебя змеиное жало в зубьях застрянет! – не полез в карман за словом Тимур.- Если тебя какой-нибудь жигит утащит, чтобы калым не платить, дня ему не прожить! Запилишь! Сам в полицию побежит сдаваться!

— Тимур! Веди себя как мужчина! – укорила учительница.

— А что такого я сказал? Воровство невесты – красивый народный обычай. Мешок на голову — и в аул! Никаких затрат!

— И что же в нем такого красивого? Представь, что кто-то неизвестный твоей сестренке — мешок на голову и в незнакомую семью. Откуда ты узнаешь, что ее там ждет?

— У меня сестер много! Одну уже украли. Только не неизвестный маньяк, а сосед, с которым она давно дружила. У него денег на свадьбу не было.

«Красивый народный обычай» так заинтересовал ребят, что забыли о гаданиях. Девчонки и спорили с Тимуром так рьяно, будто каждую из них уже не раз похищали. Они доказывали: настоящий парень никогда не обидит девушку, не станет ее воровать, а объяснится в любви и устроит веселую свадьбу. Тимур подбрасывал подружкам коварные вопросы. А сколько лет родители потом долги за веселье отдавать будут? А Чингисхана можно считать хранителем традиций, если он пленных женщин сотнями к себе в гарем отправлял? А будут ли судить жениха, если украденная невеста несовершеннолетняя? И за что – за похищение человека или за принуждение…

«О чем тут говорить? Дети сами прекрасно разбираются в проблеме», подумала учительница.

К наивным рассуждениям детей подключилась пожилая воспитательница, тоже сторонница «красивого обычая». Ее довод — «наших ажешек аташки воровали, а браки были прочными. А сейчас только и слышишь про любовь, а разводов полно!»

Сауле Макашевна рассердилась: «А вы, апа, по любви замуж выходили или вас тоже жених украл?» Апа замолчала и только буркнула: «По традиции». Как расскажешь юным мечтательницам, что ее в 15 лет выдали замуж родные, просватав заочно?! Вся ее жизнь – куча детей да скандалы и драки с вечно пьяным мужем. Она и жизнь-то увидела, когда он сгорел от водки. Спасибо братьям – не дали пропасть, поддержали, помогли детей вырастить. Кому расскажешь, что за всю жизнь ни разу не услышала слово «люблю»!

Знали бы учительницы, чем обернутся эти разговоры!

В предновогоднюю ночь девочки все-таки гадали. Жгли на блюдце скомканную бумагу и смотрели, на что похожа тень от пепла, клали под подушку расчески, зеркальца, чтобы увидеть в них суженого-ряженого. Дана спала крепко и никого не видела. Но в расческе оказалось несколько длинных черных волосков.

Какими веселыми были утренники для малышей! Снегурочка Дана играла с детьми, читала стихи, танцевала с Дедом Морозом – Тимуром. А поздно вечером начался ее собственный бал. Как оказалось, последний…

Сразу после праздника воспитанников разобрали по домам родственники. У Даны никого не было, но ее пригласила к себе Гульнара. За нею приехали сразу два брата и под расписку забрали девочек.

Каникулы в опустевшем интернате прошли спокойно. Встревожились воспитатели, когда обе девочки не появились на занятиях. Позвонили в дальний райцентр родителям Гульнары. Оказалось, никаких братьев за дочкой они не посылали. Она заранее предупредила родителей, что спонсоры купили их классу путевку в зимний лагерь, куда дети поедут после елки и вернутся сразу в интернат к началу занятий. Дана? Никакой Даны они не знают.

Девочек искала полиция, но как-то без особого энтузиазма. Нельзя сказать, что побеги из интернатов и детдомов – такая уж редкость. Где только не находили беглецов сотрудники отдела по делам несовершеннолетних – в подвалах, на чердаках, снимали с поездов по пути в чужие города и даже задерживали в долине, где растет конопля. Но убегали обычно мальчишки. С девочками все сложнее и опаснее. Их действительно могут похитить, насильно выдать замуж в дальние регионы, «поставить на трассу» или продать какому-нибудь похотливому любителю молодых. Ищи их потом где-нибудь в кишлаках соседних стран! Кое-кому выгодно выдавать дикий обычай за народную традицию. В последние годы случаи похищения девушек участились.

Тимур перестал шутить, дурачиться, забросил учебу. Временами он тоже исчезал из интерната. Никакие душеспасительные беседы педагогов не помогали. Кое — как он дотянул до окончания школы. Как только сдал ЕНТ, сразу куда-то уехал. Его мама плакала: она так ждала, когда сын, тогда единственный мужчина в семье, окончит школу и поможет ей вывести в люди двух младших сестренок. Нет, он не исчез бесследно, иногда присылал домой коротенькие письма, уверял, что у него все в порядке, работает и скоро вернется домой. Иногда присылал немного денег. Только письма были из разных областей и незнакомых селений. Где же он живет?

Так прошло семь лет. Да каких! Одно слово — 90-е! В маленьком поселке, где жила семья Тимура, почти не осталось жителей. Младшие девочки выросли, вышли замуж за хороших парней и тоже уехали в областной центр. Звали с собой мать, но она упорно оставалась одна в опустевшем домике. Вдруг Тимур вернется, где он ее искать будет? Дочки уверяли: можно оставить их адреса соседям, в школе, на почте. Но мать только отрицательно качала головой. Какая почта, какая школа! Их уже давно нет, а почти все соседи разъехались. Так и жила одна, пока однажды…

… Нет, не сын постучал в окно, а остановилась около дома огромная машина. Двое крепких мужчин вышли из кабины и стали вынимать из нее закутанных в шали и одеяла малышей. Одного за другим — троих. Потом один из водителей подхватил на руки и поставил рядом с детьми, матери показалось, тоненькую девушку.

— Мать! Встречай гостей! – прокричал «грузчик». А она уже все поняла и выбежала в заснеженный двор в одном халате.

Ребятишки — две девочки и крошечный пацанчик — сопели на теплой печке, а четверо взрослых сидели за самоваром. И говорили, говорили! Тимур рассказывал матери, где он пропадал все эти годы.

Сначала, еще школьником, он нашел Гульку и вытряс из нее правду. Это она организовала похищение подруги прямо из школы. «А чего она из себя ставила! Тоже красавица нашлась! Рыжая, безродная, а туда же!» Не братья тогда приехали за девочками, а знакомые этой гадины. Один из них, местный студент, давно встречался с Гулькой. Второй высмотрел ее необычную подругу в городе во время какого-то мероприятия на площади. Попробовал к ней клеиться, как говорит молодежь, — скромная девочка не отвечала на его приставания. Она привыкла к вниманию незнакомых парней. Отмахивалась от них, как от назойливых мух. Тогда «жигиты» решили действовать по «древнему красивому обычаю». Гуля давно мечтала вырваться из школы, но ее друг боялся, что отец не разрешит ему жениться на аульной девчонке, даже школу не окончившей. Парни прикинулись ее старшими братьями и сначала увезли девочек в соседнюю область к дальним родственникам Гульки и оставили ее у них. Впереди каникулы, никто не хватится девчонок дней десять, а там можно что-нибудь придумать. Дану парни повезли дальше, как она ни плакала, как ни умоляла отпустить ее.

Гульнара сначала радовалась, что так хитро отомстила подруге… за невнимание Тимура к ней самой и за его насмешки. Однако все обернулось не так, как она мечтала.

Когда в начале лета к ее дальним родственникам, где прятали ее от позора приехал Тимур. Гуля была дома. Она сразу сказала, что у нее лично все прекрасно, — настоящая любовь. А про Дану она ничего не знает с тех пор, как она тоже уехала с любимым парнем.

— Не ври! Я нашел твоего так называемого мужа. Знаю, как его отец поступил с вами! Ему надавал пощечин, а тебя вернул родителям и заплатил им за твой позор. На том любовь и кончилась.

Тимур думал, что если найдет Гульку, то убьет ее за подлость. Но она была беременная, какая-то отекшая, лицо — в коричневых пятнах. Несчастная неудачница зарыдала и с каким-то злобным удовольствием рассказала Тимуру, что они оставили Дану в неизвестном ей ауле. Там незнакомые тетки накрыли девочку платком и увели в комнату жениха. Дана была очень рада «свадьбе», а «жених» ее изнасиловал в первую же ночь, чтобы не убежала. Да куда ей бежать-то! Не в интернат же! У нее и родственников никаких нет. И как она появится в школе вся в синяках, избитая тетками «мужа»! Как она объяснит учителям, где была все каникулы? «Разве она, неженка, переживет такой позор? Наверно, повесилась давно! Так ей и надо! Чтоб знала!» — приговаривала, рыдая, бывшая подруга Даны и не замечала, что одни ее слова противоречат другим.

Тимур сразу понял, что она врет, но не подал виду. Незаметно для нее, по ходу разговора, выяснил, в каком направлении от города девочек везли «женихи», сколько времени они ехали, какая погода была, не останавливались ли где. «А тебе зачем это знать? Полгода прошло! У нее скоро ребенок будет!» — «Так ты знаешь, где она? Говори, а то я заявлю в полицию, тебя посадят как организатора похищения человека!» — «Ха! Мне ничего не будет! Я несовершеннолетняя! А у нас и шестиклассниц воровали, и ничего! Никого не посадили!» — «А тебе будет! Я добьюсь!» Тогда Гулька назвала Тимуру какой-то поселок в соседней области, не зная, что он уже побывал там, но никого не нашел. Семья похитителя куда-то уехала, сказали соседи. Они видели Дану. Келинка как келинка, только замученная какая-то и некрасивая – белоголовая как седая старуха. Вечно хлопотала по хозяйству, но неумеха. Сестры мужа и его мать часто орали на нее.

Начались странствия Тимура от аула к аулу. Ему разными хитростями удавалось узнавать адреса новой родни Даны. Сейчас ведь мало пишут письма. Иногда самые близкие родственники теряют друг друга. А тут является чужой парень и просит их адреса. Тимур научился хитрить как настоящий шпион. Зачастую почти без денег, на попутном транспорте, он исколесил все южные области, побывал в Каракалпакии, пробирался в Узбекистан. Тормозило его поиски то, что надо было зарабатывать на жизнь. Он то баранов пас, то на стройках мешки с цементом таскал, то асфальт на трассе укладывал. Не отказывался от любой работы, где платили. Наконец, по цепочке родственников, ему удалось узнать, что похитители Даны живут где-то близ Талдыкоргана. Тут уж он обратился к мужу старшей сестры.

Султанбек был дальнобойщиком и иногда возил грузы в Китай, а Тимур совсем не знал тот регион, считал, надо ехать к границе, а там видно будет. Он всегда имел заначку, чтобы в любое время, когда найдет Дану, если она захочет, увезти ее подальше от того урода и спрятать ее и детей. Детей… Сколько их появилось на свет за эти годы? Все равно, они ее частичка… Пусть даже она не согласится стать его женой, он спасет ее от рабства. Нашли служанку!

Пока же денег было совсем мало, и Тимур устроился напарником к Султанбеку. Вместе стало веселее работать и безопаснее. До него дошли вести, что кто-то из родственников сообщил похитителю Даны, что кто-то ее ищет, Тимур всегда был осторожен и не называл ее имя. Ее опять могли куда-нибудь увезти. Рисковать нельзя.

Мужчины разработали, как им казалось, хитрый план. Накупили в Китае разного барахла и под видом торговцев поехали на стареньком «жигуленке» Султанбека в талдыкорганский поселок. На разведку. Торгаши из них оказались никакие – полностью прогорели, отдавая товар за бесценок.

Радости Тимура не было предела, когда он, наконец, впервые за пять лет, увидел, сначала издали, свою Даночку с двумя светленькими девочками. Но показаться ей на глаза сразу не решился. Какая-то черная от загара ведьма не отходила от них, ворчала и даже тыкала кулаком в спину худенькой женщине.

Выручил Султанбек. Он, лысоватый крепыш средних лет, был совсем не похож на все еще стройного и молодого Тимура, хотя и он очень изменился. С сумками китайского добра мужчина нагло вошел во двор и стал навязывать товар женщинам. Тетка сначала заорала «кет-кет!» «Торговец» открыл сумки – любопытство победило. Женщина увлеклась рассматриванием шарфов-платков. Мужчина успел сунуть Дане записку.

А на другой день, вечером, они украли ее прямо от речки, куда она пришла с дочками вроде бы за водой! Эх, какая была погоня мотоциклиста за фурой Султанбека! В сторону Китая! Только Тимур тогда уже вез Дану с дочками совсем в другую сторону — к своей другой сестре! Там они и прожили два года. «Вот –сын, — сказал матери Тимур и добавил: — И две дочки»…- «Будем косички заплетать», — ответила она и обняла сына и новую невестку. Дана заплакала…

 

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)


Система Orphus
Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Система Orphus.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.



Защита бездомных животных

Возможно, Вас заинтересует:

Крушение императорского поезда

Крушение императорского поезда

В многовековой истории Императорского Дома Романовых имеется множество событий, которые в популярных произведениях обросли мифами […]

Далее
Featured Video Play Icon

Мефодич и мозаика: жизнь тайыншинского пенсионера

Если вы любитель погулять по улицам какого-нибудь малознакомого городка – то езжайте в Тайыншу. Это […]

Далее
Поедем, красотка, в Боровое!

Поедем, красотка, в Боровое!

«Боровое, как лучший в Великой Сибири курорт по живописности и климатическим условиям, постепенно завоевывает симпатии […]

Далее
Плюшевый мишка и другие медведи

Плюшевый мишка и другие медведи

Плюшевый медвежонок – любимая игрушка многих детей. Кто он такой – этот медведь, что так […]

Далее
© 2003-2018 | Мультимедийный региональный портал Петропавловск.news , Северо-Казахстанская область. Копирование материалов разрешено только с указанием гиперактивной индексируемой ссылки на источник в первом абзаце. | All Rights Reserved.

Яндекс.Метрика
Besucherzahler single Russian women interested in marriage
счетчик посещений
Траст pkzsk.info
Настоящий ПР pkzsk.info
pkzsk.info Alexa/PR
Seo анализ сайта
ВверхВверх