• 90 участниц собрал Международный фестиваль детских театров моды в ПетропавловскеЧитать далее
  • В Петропавловске полицейские рассказали, можно ли обмануть детектор – лжиЧитать далее
  • В Петропавловске дети ходят в школу по тёмным улицамЧитать далее
  • Казахстанцы покупают более дешевые подержанные автомобилиЧитать далее
  • Облачная инфраструктура облака IaasЧитать далее

Антонина Казимирчик

Ваше превосходительство фотограф

Старинные открытки сейчас невероятно популярны. Копиями снимков с видами Петропавловска начала ХХ века у нас любят украшать стены кафе, ресторанов и разных офисов. Однако мало кто знает, что самая первая фотография Петропавловска была опубликована в журнале Русского географического общества ещё в середине 1870-ых годов. Что на ней запечатлел неизвестный нам фотограф, трудно представить: журнал нам недоступен. Но можно предположить, что сфотографировала наш город, тогда уже красивый и фотогеничный, недавно отстроенный после большого пожара, Лидия Полторацкая. Эта первая дама Семипалатинска была и первым в наших краях фотографом.

Летом 1876 года она вместе, с мужем, военным губернатором Семипалатинска, и группой чиновников встречала на юге западносибирского региона группу немецких ученых, прибывших изучать неведомые им Сибирь и Казахстан. Среди них были, по словам омского краеведа И.Я. Словцова, звезды первой величины европейской науки: Отто Финш — руководитель экспедиции, «молодой, лет тридцати, человек с рыженькой бородкой и стриженными гладко волосами, серьезный, умный и хитрый немчин, весьма любезный и деликатный», и Альфред-Эдмунд Брем — «здоровенный, лет сорока семи, немчура с прямыми, зачесанными назад, как у молодого дьячка, волосами, остриженными в кружок, и с огромным, необыкновенной величины носом; живой энергичный, шутник и балагур…»

Затеял и оплачивал путешествие патриот Сибири, иркутский миллионер Александр Сибиряков. На пользу науки меценат выложил более двадцати тысяч марок. Часть этой суммы пошла на издание роскошного альбома «Путешествие в Западную Сибирь в 1876 году», вышедшего в Берлине. В России в 1879 году тоже был издан такой же уникальный альбом под названием «Виды и типы Западной Сибири».

 

На фото, выполненных Л. Полторацкой для этих и других сибирских альбомов, изображены люди того уже далекого для нас времени. Комментарии к снимкам подготовила сама Лидия Полторацкая, а отчеты и очерки, написанные почти всеми участниками экспедиции и сопровождающими их лицами, познакомили ученый мир и обычных читателей с Сибирью и Казахстаном того времени, когда эти регионы еще были «терра инкогнито» — «землей неведомой» — для россиян и других европейцев.

Сопровождали экспедицию А. Брема и О. Финша от Омска в пределах своей области и почти до Семиречья семипалатинский военный губернатор Владимир Александрович Полторацкий (1830- 1886 гг.), его супруга Лидия Константиновна (1833 -1940?) с детьми и уездный начальник Владимир Евстафьевич Фридерихс c семьей.

 

Владимир Александрович Полторацкий был человеком незаурядным. После окончания Военной академии с малой серебряной медалью его приняли на службу в Генеральный штаб, где он заведовал азиатскими делами. Он много и успешно занимался картографией. В 1868–1877 гг. Полторацкий состоял в должности военного губернатора пограничной Семипалатинской области, входившей в состав генерал-губернаторства Западной Сибири. Во время губернаторства семья несколько раз выезжала в Петербург и в Омск – тогдашний центр Западной Сибири, но чаще это были служебные поездки в далекие уезды, на границы губернии.

 

Позже все участники путешествия Брема и Финша напишут воспоминания, научные отчеты или путевые заметки, в которых каждый хоть несколько строк посвятит удивительной женщине — жене губернатора. Это очень важно, так как со временем о Лидии Полторацкой, после ее триумфального успеха на фотовыставках в Москве и Петербурге, в середине 1870-х гг. почти забыли, а ее альбомы затерялись в запасниках музеев и в архивах. Сведения о замечательной соотечественнице исследователям пришлось собирать по строчкам. Ее фотографии и хрупкие стеклянные негативы, считалось, погибли еще в начале бурного ХХ века с его революциями и войнами.

 

К счастью, как сказал известный персонаж романа М.Булгакова, «рукописи не горят». Со временем в разных библиотеках исследователи нашли старые географические журналы с талантливейшими очерками Л. Полторацкой, а в отделе эстампов Российской национальной библиотеки в Петербурге обнаружили альбом «Виды и типы Западной Сибири». Уникальные материалы стали снова доступны заинтересованным читателям. В них описаны путешествия по нашим краям во второй половине 19 века, охота, природа, люди, нравы и обычаи казахов и других народов, населяющих огромный регион. Все очерки иллюстрированы фотографиями Л. Полторацкой.

Ученых с мировыми именами, Брема и его попутчиков, забравшихся так далеко от цивилизации, по их понятиям, в дикую Азию, встретила в глухом пыльном Семипалатинске семья Полторацких, «людей, прекрасно говорящих по-немецки, английски и французски так же свободно, как по-русски, — написал Отто Финш. — Несмотря на поздний час, генеральша встретила нас с обычным радушием, и скоро мы сидели в великолепно убранной юрте, за превосходным ужином». Оба ученых, А. Брем и О. Финш, с восторгом отозвались о генеральше, которая поразила воображение ученых гостеприимством, эрудицией, знаниями природы и людей Сибири, Алтая и нашего огромного степного региона. Рассказывая о своих путешествиях, она показывала свои работы. Гости сначала не поверили, что хозяйка увлечена фотографией – совсем не дамским делом. Позже, в путешествии, О. Финш восхищался «прекрасной амазонкой», отличной наездницей, наравне с мужчинами переносящей все опасности странствий по тайге, степи и горам.

 

В дневниках ученых есть записи о том, что Лидия Константиновна угощала их необыкновенно вкусными восточными блюдами – пловом и шашлыком, знакомила гостей с талантливыми казахами. Она сама и ее дети неплохо знали местные обычаи, владели бытовым казахским языком. К юрте, специально поставленной в живописном месте для приема гостей, наехали (или были специально приглашены) любопытные местные жители. Звучала домбра, казахские песни и легенды. В ответ хозяйка велела привезти к месту пикника… пианино. Оказалось, она сама и ее юная дочь – прекрасные музыкантши, чем поразили не столько немецких гостей, сколько местных жителей, которые с большим интересом подняли крышку инструмента и сравнили его… с кобызом. Сосчитав струны в диковинном инструменте, местные музыканты скромно заметили: на таком послании Всевышнего легко победить соперника в любом айтысе.

Доктор Альфред Брем, знаток тюркских языков, удивил «принимающую сторону» не только успехами на охоте, но и великолепным знанием ислама. Из священного писания он смог произнести по-арабски более сур, чем гости — киргизские султаны, вся мудрость которых не простиралась далее «фаты» (первой суры Корана). В результате такого «айтыса» на знание Корана немецкие путешественники пришли к выводу, что казахи «не могут считаться ревностными магометанами», что объяснили кочевым образом жизни, не создающим им условий для постоянного «посещения мечетей и преподавания Корана муллами и ходжами».

Брем услышанные степные мелодии исполнял на свой собственный лад и читал собравшимся вокруг него аульчанам «Фауста». Однако в памяти жителей края А. Брем остался, как немецкий охотник по прозвищу «Улькын-немес » (в переводе – Большой немец ) или «Зор-мурын» (Огромный нос). Отто Финша местные жители прозвали «Бовар», т. е. повар (он постоянно препарировал пернатых для коллекции, а потому тщательно общипывал пташек, будто готовил куриный суп).

Как ни странно, меньше всего гости написали в своих отчетах о мастерстве «ее превосходительства фотографа», хотя Лидия Константиновна разделила с учеными значительную часть их путешествия по Алтаю и югу Западной Сибири. Даже ее муж, автор 29-томного Дневника, лишь однажды отметил, что «фотограф-любитель сделал нужные снимки». И это несмотря на то, что Л.К. Полторацкая вошла в историю науки как одна из первых в России женщин-фотолюбителей, автор уникальных альбомов, в которых она сумела запечатлеть красоту природы и быт обитателей тогда еще мало изученного региона.

Конечно, В. А. Полторацкий был известным исследователем и прославил гляциологию, первым посетив Музартские ледники, десять лет занимался картографированием Туркестана. Но ведь и Лидия Константиновна совершила немало восхождений на горные вершины Алтая, побывала в Джунгарии, на Тянь-Шане. Она первой среди ученых использовала в изучении природы и народов края фотоаппарат. Если мы видим людей на старых казахстанских фото второй половины ХIХ века, а они сейчас встречаются не только на сайтах, но и как иллюстрации к статьям и книгам периода освоения огромного региона, то можно с уверенностью говорить, что это работы Л.К. Полторацкой.

 

Когда в 1879 году вышли в печати «Алтайский альбом» и «Типы и виды Западной Сибири», они изумили российскую и европейскую публику, плохо представляющую жизнь за Уралом. Л. Полторацкая получила за них две серебряные медали Российского географического общества. Ее работы украсили страницы «Живописной России» (1884 г.), многотомного историко-географического и статистического издания, под общей редакцией П.П. Семенова-Тянь-Шанского. В знаменитом «Туркестанском альбоме», напечатанном в шести экземплярах «для дарения знатным персонам», около 50 фотографий было выполнено Л. Полторацкой. Сохранились, к сожалению, лишь две-три научно-популярные работы Лидии Константиновны, опубликованные в журналах «Природа и охота» и «Русский вестник», но и они великолепны.

Осталось тайной, когда Лидия Константиновна начала заниматься фотографией, так модной в Петербурге, где 110 «светописцев снимали портреты» в своих ателье. Были среди них и женщины, но лишь Л.К. Полторацкая совершила настоящий научный подвиг, снимая «виды и типы» в самом начале зарождения фотографии в России. Она работала совсем в других условиях, чем столичные «светописцы», – в походных.
Необходимые приборы и оборудование были столь громоздки и тяжелы, что в то же время знаменитый географ и путешественник Н. М. Пржевальский отказался взять с собой фотографические принадлежности из-за их непомерного веса. А хрупкая женщина справлялась с такими же трудностями, хотя ей приходилось выполнять обязанности не только фотографа-художника, но и организатора путешествий, химика, механика, следопыта, носильщика и караван-баши одновременно. Именно она, преодолевая таежное бездорожье, тропы над пропастью, бурные реки и водопады, заботилась о сохранении громоздкой фотоаппаратуры, хрупких, но очень тяжелых стеклянных фотопластинок, бутылей с химикатами. Иногда сделанные в труднейших походных условиях негативы портились от жары или разбивались в пути, а напечатанные фото вскоре выцветали и теряли первоначальный вид. И все-таки многие снимки пережили свою создательницу и донесли до нас «виды и типы» — чудесные пейзажи и образы людей, населявших огромную Сибирь и Туркестан.

 

Л.К. Полторацкая и ее муж подготовили еще и этнографические фотоальбомы, в которых запечатлен быт народов, с которыми им пришлось десятки лет жить по соседству. Серия снимков альбома знакомила с казахскими аулами и зимовками, с некоторыми картинами из быта кочевников. В альбоме находились также снимки костюмов, утвари, узоров – орнаментов на юртах. К альбому прилагался объяснительный очерк.
Лидия Константиновна не любила пыльный и ветреный Семипалатинск, «столицу малярии и чахотки», с его кривыми полуразрушенными домишками. Там только верблюду вольно живется».

Она обожала просторы степей и бешеную скачку на лошадях: «Ничего нет увлекательнее, как лететь по степи на хорошей лошади; киргизские лошади особенно прелестны тем, что сама она входит в азарт от соревнования; нагайкой и не трогай, только крикнешь ей над ушами, да увидит, что другая лошадь обходит, так и летит, насколько хватает быстроты, летит так, что дух захватывает, в ушах воздух свищет, чувствуешь вроде опьянения и хочется еще скорей, скорей, точно крылья выросли за плечами, и вот-вот, если лошадь не пойдет еще быстрей, кажется, бросишь ее и полетишь сама! Что и случается, да только через голову на землю».

Но обычно амазонка одинаково уверенно держалась и в дамском, и в обычном седле, предпочитая платью мужской костюм. В этом не было стремления к эпатажу – в дамском седле и в длинной юбке по горным тропинкам просто невозможно было проехать.

Не обходилось и без приключений. Вот кони понесли тарантас, и все пассажиры вывалились из него. Серьезные ушибы получили и Лидия, и ее муж, но все снова сели в тот же тарантас, запряженный тем же коренником, о котором было сказано – «красота лошадь!» Или другой случай, когда Полторацкая с сыном с риском для жизни переправляется через горную реку: «чувствую, как лошадь шатается подо мной, гнет ее кольцом, вода хлещет в бок, так что мне хватает до колен, и, главное, душа дрожит за Костю». Лидия Константиновна заботилась о воспитании дочери и сыновей Кости и Саши, но часто брала мальчиков с собой в экспедиции, чтобы они, будущие офицеры, привыкали к трудностям походной жизни, но страшно беспокоилась о них. Однажды они с сыном-подростком ползли по горной осыпи «на коленях и локтях», она «от тревоги и не чувствовала боли… главное, как мой Костя». И едва выбравшись на твердую почву, мать подумала: «Если бы несколько минут тому назад там, на осыпи, меня приговорили расстрелять за то, что я потащила ребенка на такую опасность, я бы не пикнула», — пишет Лидия Константиновна в очерке.
«Госпожа генеральша», по существовавшим тогда правилам, была попечительницей женской прогимназии и одновременно возглавляла местное Дамское попечительное о бедных общество.

 

Чтобы собрать средства на помощь бедным, дамы устраивали лотереи и любительские спектакли. Это была тоже обычная практика. Не совсем обычным было «персональное попечение» губернаторши над 15 семействами с малолетними детьми.

Когда в 1878 г. у ее мужа закончился срок пребывания в должности военного губернатора, семья вернулась в столицу. Тогда-то Полторацкая, одна из первых в России женщин-фотолюбителей, наконец, оказалась среди единомышленников. Она приняла участие в организации нового V Отдела «по светописи и ее применению» при Императорском Русском техническом обществе и успешно в нем работала.

«Известия РГО» в 1882 году поместили на своих страницах публикацию о выпуске нового и последнего альбома Л. Полторацкой. «Альбом этот, – писал журнал, – знакомит публику с почти неизвестной частью Западной Сибири, Алтаем и Семипалатинской областью в ее пограничной с Китаем части. Грандиозная красота этого края приводила в восторг людей, видевших знаменитейшие по своей красоте местности Старого и Нового света».

В 1890-е годы о первой женщине-фотографе и путешественнице (да еще такого уровня!) просто забыли. Возможно, потому, что в 1886 году умер ее муж, Владимир Александрович Полторацкий. О самой Лидии Константиновне больше не писали ничего. Даже последняя дата ее жизни точно неизвестна.

Интересно, как отыскались следы фотографий Лидии Полторацкой. Всемирным почтовым Союзом за тридевять земель от Туркестана, в Стокгольме, в конце XIХ – начала ХХ столетий были изданы этнографические открытки. Для некоторых из них были использованы работы Полторацкой из альбома «Типы и виды Западной Сибири», причем, некоторые почтовые карточки были раскрашены. Особенно понравились коллекционерам открытки из серии «Алтай», «Киргизка-невеста в свадебном платье» и фото казахских аулов. Эти открытки переиздавали несколько раз. Тогда и в России вспомнили о Лидии Константиновне Полторацкой, поискали ее альбомы в запасниках библиотек и музеев и многое нашли. Правда, уже в наши дни.

Вот уж точно – «рукописи не горят»!

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск



Система Orphus
Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Система Orphus.

Добавить комментарий

Войти с помощью:



Возможно, Вас заинтересует:

Школу в Рабочем посёлке Петропавловска строили на деньги меценатов

Школу в Рабочем посёлке Петропавловска строили на деньги меценатов

На этом старом-старом снимке на первом плане запечатлены мальчишки, видимо, сбежавшиеся со всего Петропавловска на […]

Далее
Золотая карета хивинского хана

Золотая карета хивинского хана

Сейчас, когда и Казахстан, и Россия объявили непримиримую войну коррупции, так и хочется заглянуть в […]

Далее
На севере Казахстана ходят легенды о двух тоннах колчаковского золота

На севере Казахстана ходят легенды о двух тоннах колчаковского золота

В селе Покровка Есильского района Северо-Казахстанской области не было электричества, когда туда прибыл корреспондент Петропавловск.news. […]

Далее
В Северном Казахстане исцеляющему мазару Кулсары не страшны даже молнии

В Северном Казахстане исцеляющему мазару Кулсары не страшны даже молнии

Корреспондент Петропавловск.news продолжает путешествие по сакральным местам Северо-Казахстанской области. А этот раз речь пойдет о […]

Далее
© 2003-2017 | Северо-Казахстанская областная газета "Петропавловск Kz".
Свидетельство о постановке СМИ на учет № 14230-Г от 04.03.2014 г.
Выдано Министерством культуры и информации Республики Казахстан.
Сайт входит в информационную систему REX | All Rights Reserved.

Яндекс.Метрика
Besucherzahler single Russian women interested in marriage
счетчик посещений
Траст pkzsk.info
Настоящий ПР pkzsk.info
pkzsk.info Alexa/PR
Seo анализ сайта
ВверхВверх